логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Разборки, но не теракты Павел Серов - «Контракты» №4-5 Январь 2011г.

Макеевские и домодедовские теракты будто бы специально случились почти друг за другом, для того чтобы мы смогли сравнить и осознать разницу проблем, стоящих перед Россией и Украиной.


При этом потешный макеевский «теракт», смахивающий на банальную бизнес-разборку, и реальная кровь на полу московского аэропорта — при всей разнице звенья одной цепи. Цепи безответственности, гигантомании и желания добиться своего любой ценой.
Макеевские взрывы, аккуратно спланированные так, чтобы люди не пострадали, потому и видятся организованными кем-то если не «сверху», то как минимум «сбоку» от власти. Если не спецслужбами, то криминальными группировками либо даже отдельными бизнесменами, которые что-то с кем-то не поделили (возможно, действительно в Макеевугле). Слишком уж странно и непрофессионально выглядели требования: EUR4,2 млн купюрами по EUR500 — это как-то слишком картинно, кинематографично, театрально. Такие деньги нереально даже унести далеко, не то чтобы реализовать. В результате государство деньги сберегло — незадачливые террористы, продержав город в напряжении чуть более 12 часов, так и не прибыли за выкупом. Если же, конечно, история с мужчиной, ожидавшим выкупа, не была такой же инсценировкой, как и сами бомбы, якобы заложенные в мусорных баках по всему городу.


События в Макеевке не тянут на начало полноценной террористической кампании. И революции тоже. Хотя подобный антураж ей попытались придать: в записке, оставленной «террористами», якобы указано, что «власть достала». Может быть, она и достала того, кому очень нужно получить долг в EUR4,2 млн. Слишком уж точно указана сумма. И слишком уж размыто понятие «власть». Какая власть? Может, местная? А может быть, власть отдельно взятого предприятия?
В сухом остатке из вменяемых версий «теракта» остались две: борьба вокруг выявленных махинаций в Макеевугле и провокация властей. Но и первая версия, преследуй она цель смещения нынешнего руководителя предприятия или предупреждения его проверяющим, также вполне может быть согласована с властью. Ведь Макеевка — не тот регион, где такие поползновения могут пройти незамеченными для центра. Это какой-то «народный мститель» мог бы тайно собрать бомбу в гараже, но тогда и сам теракт был бы более публичным, хотя и тоже без жертв. Какой «донецкий», и вообще какой житель нашей страны, готов стать шахидом и убить десятки людей из-за того, что «власть достала»?
А может, рейтинг доверия власти падает и она готова наращивать его как угодно? Нет, Макеевка 2011 года — это не Москва и Волгодонск 1999-го. Таким способом вокруг фигуры президента и власти в целом наш народ сплотить невозможно. Кадры из Домодедово, взорванного четырьмя днями спустя, лишний раз подтверждают сказанное Леонидом Кучмой: «Украина — не Россия». Вот в России все  всерьез. И при Путине, и при Медведеве. И до, и после, и во время выборов. Теракты превратились там в рутинную и уже никем не контролируемую борьбу — бессмысленную и беспощадную. Там просто идет война. На фоне которой наш цивилизованный раскол между востоком и западом видится глупой ссорой между соседями.
Но и мы можем стать чужими друг для друга. Наше отчуждение будет крепнуть, если бизнесмены/бандиты/власть начнут воевать на нашей территории, закладывая бомбы в публичных местах. Донбассу, уже пережившему шок Макеевки, и Крыму, где проживают татары, стоит задуматься: а хотят ли они пережить настоящий шок, если на наши шахты, заводы, склады и прочие объекты заглянут бестрепетные парни с лицами сыновей гор. Не лучше ли оградиться от этой опасности украинской границей? А для этого — сохранить государство, которое нынешняя власть буквально толкает к расколу.

Вы здесь:
вверх