логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Новая веха Владимир ЗОЛОТОРЕВ - «Контракты» №42 Октябрь 2011г.

Посадка Тимошенко разрушает общественный договор о равных коррупционных возможностях


Итак, приговор зачитан, срок определен. Семь лет и компенсация ущерба Нафтогазу. Конечно, дело на этом не закончится — будут и апелляции, и Европейский суд по правам человека, но приговор суда — это важнейший этап в деле Тимошенко и, несомненно, веха в новейшей украинской истории.

Не наша сторона

Судебный процесс над Тимошенко с самого начала бурно обсуждался. Как это часто бывает, обсуждение было хаотичным и внутренне противоречивым. Я, например, считал и считаю Юлию Владимировну одним из самых опасных украинских политиков и тем не менее я в шоке от самого судилища и от приговора.

В деле Тимошенко есть две стороны. Первая (по поводу которой не стоит очень переживать) связана с «политиками», «оппозицией», «выборами», «евроинтеграцией» и другими химерами. Правда, химеры занимают значительную часть нашей жизни, поэтому пару слов о них. Считается, что Тимошенко посадили, чтобы не допустить ее к выборам. Если такая стратегия действительно существовала, то, конечно, большей глупости изобрести просто нельзя. Не имеет значения, выйдет ли Тимошенко до выборов, допустят ли ее к участию в них или нет — в любом случае оппозиция получает символ и знамя в своей многотрудной борьбе. Если теперь оппозиция не сумеет воспользоваться ситуацией в своих интересах, то это будет означать, что она вполне заслуженно не находится у власти. Лучшим решением действительно является бойкот выборов 2012 года, но до сих пор оппозиции никогда не удавались такие слаженные действия, предатель всегда находился. Впрочем, и без бойкота теперь все карты в руках у оппозиции.

В обществе равных коррупционных возможностей все могли договариваться о том, что именно означает «закон» и сколько это будет стоить. Теперь договариваться может только верхушка власти

Второе последствие — это возня вокруг соглашения с Евросоюзом. ЕС и США уже высказывались по поводу суда над Тимошенко. Вполне предсказуемо они выскажутся и по поводу приговора. Неслучайно Виктор Янукович в тот же день заявил, что решение суда — это еще не конец, и что мы, мол, пересматриваем Уголовный кодекс, а пока судим по старому, и хоть он нам и не нравится, но закон есть закон.

Пока ничто не мешает Западу примерно наказать Украину. Учитывая, что наша «элита» привыкла жить, отдыхать и учиться на Западе и что ее деньги хранятся именно там, наказание может быть вполне даже эффективным. Некоторые полагают, что это подтолкнет Януковича к России, но этого, конечно же, не будет. Никто ничего никогда и никому не «сдаст» в этой стране. Трудно найти более привлекательное для разграбления место, чем нынешняя Украина, так что отказываться от таких возможностей никто не станет. Скорее всего, будет какой-то торг с Западом, после чего Тимошенко выпустят в обмен на то, что Запад не будет сильно бить.

Наша сторона

Что означает дело Тимошенко для нас с вами? Во-первых, показательна сама история этого процесса. У меня сложилось четкое впечатление, что дело заварили сгоряча, затем осознали полную тупость происходящего, но остановиться не пожелали. Вот это последнее обстоятельство — нежелание остановиться — очень показательно. Оно лишний раз свидетельствует о том, что наша власть совершенно неадекватна, неспособна на рациональные действия даже тогда, когда понимает, что продолжать действовать в старом русле — значит, наносить себе ущерб. К сожалению, от людей, называемых государством, в нашей жизни зависит слишком много. Неадекваты у власти, которые «из принципа» готовы делать то, что они делают, грозят нам катастрофой.

Во-вторых — и это главное в нашей истории, — посадка Тимошенко означает разрушение общественного договора. До сих пор мы жили в обществе равных коррупционных возможностей. Это означало, среди прочего, возможность договариваться о том, что именно означает «закон» в данных конкретных условиях и сколько это будет стоить. Именно поэтому первых лиц никогда не сажали в тюрьму. Палыванычу (Павлу Ивановичу Лазаренко. — Прим. ред.) для этого даже позволили сбежать в США. Ведь первые лица олицетворяют собой систему, и если кого-то из них посадить — значит, сажать нужно всех. При этом большинство из нас знает, что любого украинца, в отличие от власть имущих, чиновники могут убить, отнять имущество, посадить в тюрьму. Но при этом также известно, что от такого преследования теоретически можно «отмазаться». Во всех этих подчас трагических метаморфозах всегда был только личный интерес преследователя и обслуживающего персонала в виде судей, прокуроров и милиции. Никакого пафоса и тем более куража, так сказать, на системном уровне, в этом деле не было. Теперь все меняется. Если вдруг вас арестуют, то отпустить будет сложно, потому как власть рассматривает такое событие как недопустимую слабость и даже унижение. Поскольку остальные люди придерживаются противоположного мнения, хорошо это закончиться не может.

Вы здесь:
вверх