логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Горячие парни Дмитрий Гонгальский, главный редактор журнала «Личный счет» - «Контракты» №49 Декабрь 2011г.

Почему прибалты считают деньги быстрее украинцев


Представителей некоторых бывших братских республик почему-то всегда представляют людьми, лишенными эмоций и с откровенно заторможенной реакцией. Эта черта даже подчеркивается в фольклоре, например: «Над городом уже третий день висели эстонские парашютисты» или «Вам на 15 этаж? Белье брать будете?». Хотя на самом деле у прибалтов гораздо больше оснований считать тугодумами своих славянских соседей.

Итак, представим банк, у которого 40% активов в один прекрасный день улетучилось. Часть их них бесследно растворилась в офшорных зонах. Кроме того, у банка большие сложности с формированием резервов под плохие кредиты. Главный акционер банка — олигарх, владеющий известный футбольным клубом. В общем, ни дать ни взять типичная ситуация в украинской банковской системе. Далее государство, якобы осознавая опасность, которую может оказать банкротство крупного банка, вливает в него несметное количество денег, предварительно блокировав все возможности для вкладчиков вернуть свои деньги. Дальше три варианта. Первый: новым собственником становится другой олигарх, скупающий банк целиком или забирающий самые ценные активы и пассивы по сходной цене, чтобы усилить позиции другого подконтрольного финансового учреждения. Второй вариант: все деньги государства и банка разворовываются окончательно, после чего его переводят в госсобственность, накачав капитал гособлигациями, которые в лучшем случае выкупит Нацбанк. И третий вариант — банкротство.

Особенности разграбления украинских банков: причастные остаются на свободе и даже могут вести открытый торг с государством по возврату украденных средств

Немаловажная деталь: все причастные к разграблению лица остаются на свободе и даже позволяют себе вести открытый торг с государством по возврату украденных средств. Верх цинизма, когда некоторым удается организовать новый банк и перетащить клиентов из прогоревшего финучреждения. В крайнем случае бывшие собственники бесследно исчезают в соседней стране, и очень быстро все забывают об их существовании. Такая вот финансовая коррупция и незамысловатое мошенничество в особо крупных размерах. Причем чем крупнее банк, тем меньше шансов призвать кого-то к ответственности. Как говорил знакомый юрист: «Проблемы — это когда не можешь вернуть мелкий долг банку. С крупными обязательствами трудностей не возникает».

А теперь — как подобные события развиваются в Литве. Банк Snoras, принадлежащий российскому олигарху Владимиру Антонову и представляющий собой аналог Ощадбанка, признается неплатежеспособным по вышеназванным причинам. Реакция властей мгновенная. Правительство на экстренном заседании принимает решение о национализации, а на следующий день парламент вносит единогласным решением поправки в семь законов, позволяющие провести эту процедуру в сжатые сроки.

Весьма примечательна одна из них: судам запрещается вмешиваться в процесс реорганизации банка. В Украине уже давно оспорили бы действия регулирующих органов и довели ситуацию до предела, шантажируя государство и вкладчиков. Далее. Уже через неделю собственники финучреждения задержаны в Англии, его правление арестовано. Одновременно с этим арестовано и имущество акционеров в Латвии. Обычный джентльменский набор: дома в Юрмале и автопарк в придачу: Aston Martin, Maserati Grand Sport, BMW Alpina Roadster, Alfa Romeo Competizione и два Ferrari. В общем, все, что нажито непосильным трудом. Заключительный аккорд — Нацбанк Литвы подает в суд на банкротство Snoras.

Итак, весь процесс занял от силы две недели. Из литовского бюджета не потрачено ни копейки. Все вкладчики вернут свои вклады, поскольку активы банка после проверок хотя и оказались ниже декларируемых, но все равно в несколько раз превышают объем депозитов.

Теперь сравним с Украиной. По размеру активов Snoras близок к показателям Надра Банка до кризиса. На спасение последнего ушло три года и 7 млрд грн рефинансирования НБУ, которые еще не скоро вернутся обратно. При этом, заметим, 7 млрд грн до кризиса соответствовали $1,4 млрд. Сейчас — $0,87 млрд. То есть в любом случае государство в лице Нацбанка недосчитается $530 млн. Само собой, виновных не оказалось. А один из его бывших владельцев, как ни в чем не бывало, продолжает наслаждаться игрой своей футбольной команды. Ничье имущество не пострадало, если не считать клиентов финорганизации. О других рекапитализированных банках лучше вообще не говорить.

Так что пора сочинять анекдоты про украинцев. И даже не анекдоты, а длинные были об особенностях наших реалий — коррупции и махинации.

Вы здесь:
вверх