логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Глазами очевидца Владимир ЗОЛОТОРЕВ - «Контракты» №51-52 Декабрь 2011г.

Главные события 2011 года


Я люблю подводить итоги года. Можно собрать вместе совершенно разные события и попытаться найти между ними логические связи. Предполагается, что это дает право лет через десять оглянуться назад и воскликнуть: «Да не так же все было!»

Арест и приговор Тимошенко

Арест и приговор Юлии Тимошенко, безусловно, главное событие уходящего политического года. Причем его значение выходит за рамки политического отрезка величиной в год. Это событие, скажем так, эпохального значения. Дело в том, что до ареста и заключения Тимошенко страна развивалась по схеме «элита и лохи». Это предполагало единство политического класса в отношении населения и полуимитацию политической борьбы элиты между собой, что обеспечивало стабильность ситуации. Люди верили, что идет некий политический процесс. Сами участники этого процесса использовали его для того, чтобы при случае оттяпать что-то друг у друга, ну и все вместе они «окучивали» голосующих за них лохов.

В этой системе были правила. Во-первых, в ней не было полного и абсолютного начальника. Президент играл роль арбитра, но не диктатора. Во-вторых, никого не интересовало, кто и как проникает в «элиту» — в принципе даже лох мог выбиться в люди. В-третьих, «элита» никогда не сдавала своих, когда дело доходило до больших разборок. Напомню, что соратнику Тимошенко — Палыванычу (Павлу Ивановичу Лазаренко) — дали сбежать в США, а Виктор Ющенко никого не посадил после победы в 2004-м, хотя вполне мог.

Теперь все изменилось. Понятно, кто будет следующим на скамье подсудимых, но дело даже не в этом. Неизвестно, сможет ли система работать в отсутствии гарантий неприкосновенности и как именно она приспособится к новым условиям, то есть какая именно модель возникнет в ответ на эти условия.

МММ

Вопрос о том, можно ли дважды войти в одну и ту же реку, решен в этом году раз и навсегда. Ответ — можно. Об этом говорит возвращение МММ. Дело тут в том, что МММ не просто финансовая пирамида, это, так сказать, пирамида пирамид, символ трастовых афер начала 1990-х годов. Миллионы людей потеряли тогда свои сбережения. И что? И ничего. Они готовы делать это снова и снова. Эта готовность заслуживает топ-события года.

Проблемы с Евросоюзом

Заключение Тимошенко в тюрьму вызвало вполне предсказуемые проблемы на переговорах с ЕС. Новая власть изначально позиционировала себя прагматиками и чуть ли не евроинтеграторами. Программа правительства Николая Азарова и президентский план реформ пестрят прямыми ссылками на директивы Еврокомиссии и другие документы ЕС, которые вроде бы должны были стать ориентирами в деятельности украинского государства. Переговоры с ЕС о зоне свободной торговли и упрощении визового режима были одним из рекламных коньков Партии регионов: дескать, «оранжевые» только говорили о евроинтеграции, а мы делаем.

Провал переговоров и угрозы санкций со стороны европейских институтов ударили по позициям «донецких» сильнее, чем арест Тимошенко, поскольку в Украине достаточно большое количество людей, которые: а) желают упрощенно посещать страны ЕС; б) желают, чтобы нами наконец-то управляли из Брюсселя; в) опасаются интеграции с Россией, которая, по их мнению, должна обязательно случиться, если интеграция с ЕС не удалась.

Команда «Шахтер»

В конце года футбольная команда «Шахтер» не попала в плей-офф Лиги чемпионов и даже в Лигу Европы. К политике это событие имеет самое прямое отношение. Дело в том, что «Шахтер» — это не просто игрушка олигархов. По замыслу хитромудрых политтехнологов, удалая игра «Шахтера» должна была способствовать объединению Украины вокруг «донецких». Спорт, как известно, объединяет людей, особенно когда они болеют за свою команду, играющую против иностранных клубов в международных турнирах.

«Шахтер» действительно объединил Украину. Против себя. Практика судейства, попытки захватить Федерацию футбола, в результате которых не очень-то любимые ранее братья Суркисы стали чуть ли не национальными героями сопротивления и прочее, дали убедительные результаты. Теперь даже далекие от футбола люди разучивают на досуге обидные кричалки, болеют за харьковский «Металлист» и знают, кто такие «кроты».

Репрессии

Весь год государство постоянно кого-то арестовывало и всем все запрещало. Жертвами были представители системной и несистемной оппозиции, мирное население и чиновники. Арестам последних поначалу удивлялись, а потом перестали обращать внимание. Эти события и составляли репрессивный фон всего года. У подавляющего большинства этих событий никаких иных уважительных причин, кроме внушения страха своим и чужим, нет — в «борьбу с коррупцией», если говорить об арестах чиновников, по-прежнему мало кто верит.

Землетрясения, астероид, вторая волна кризиса, конец света

Можно сказать, что украинцы прожили 2011 год в настроении фатализма и ожидании кирдыка, который должен наступить в будущем году. Этому немало способствовали внешние события — разрушительные землетрясения в Чили, Новой Зеландии, Японии и Турции. Опять-таки никуда не делся астероид, который вот-вот настигнет Землю, и никто не отменял Евро­2012 и конца света. Отдельной фишкой сезона выступила «вторая волна кризиса». Никто не может точно сказать, что это такое, ибо, скажем, кризис европейских финансов, который мы сейчас наблюдаем, начался далеко не вчера, не является неким самостоятельным явлением и никак не тянет на «вторую волну», оставаясь неотъемлемой частью волны первой. Тем не менее ожидание «второй волны» почти целый год дает почву для рассуждений политиков и экспертов.

Непопулярные реформы

В этом году правительство таки добралось до давно обещанных «непопулярных реформ». Ими стали пенсионная и земельная. Очень интересно в этом процессе само отношение реформаторов к тому, что они делают. Нормальный реформатор, если он уже дорвался до власти, быстренько проводит то, что задумал, и не обращает ни на кого внимания. Наши «реформаторы» искренне боялись тех шагов, которые собирались предпринять. Разговоров о «реформах», особенно о пенсионной, было, мягко говоря, значительно больше, чем самих реформ. В частности, горячо обсуждался вопрос, выйдут ли люди на улицы. Не вышли. И по этому поводу никогда не выйдут, хотя уровень испуга соответствовал настоящей реформаторской революции. С таким испугом можно было горы свернуть. Между тем в деле освобождения государственных финансов от бремени неэффективной пенсионной системы не сделано ровным счетом ничего. Повышение пенсионного возраста нельзя считать «реформой», это просто попытка заткнуть тряпочкой протекающую дамбу. Если говорить о земельной реформе, то она просто-напросто легализирует давно устоявшийся латифундизм.

Убийство Каддафи

Казалось бы, какое дело украинцам до судьбы ливийского диктатора? Оказалось, что дело есть и еще какое! Украинцы, имеющие доступ к интернету, поспешили высказаться по поводу произошедшего и высказывались они очень горячо. Большинство выразило горячее сочувствие убитому Каддафи. Это был своего рода всеукраинский опрос о форме правления. И такой формой украинцы выбрали диктатуру. Только диктатор должен быть не такой тюха, как наш, а такой, как Каддафи — в шапочке, очечках, с кучей красивых теток и умеющий стрелять из пистолета. Герой, короче.

Чернобыльцы и афганцы. Забор и вилы

Люди не вышли протестовать по поводу пенсий, зато они вышли протестовать по поводу привилегий. Это были протесты чернобыльцев и афганцев, оказавшихся недовольными сокращением своих «прав». Протесты свелись к регулярной поломке забора вокруг Верховной Рады и робким попыткам зачем-то захватить эту самую Раду. Практически весь год в малых и больших городах страны граждане публично выступали и протестовали. В конце осени милиция напала на палатки голодающих в Донецке чернобыльцев, что привело к смерти одного из них. В ответ протестующие, вооружившись вилами и лопатами, попытались захватить облсовет.

Вопрос готовности вил к концу 2011 года является актуальным. И как это обычно бывает, в деле собственной дискредитации государство работает лучше самых изощренных недоброжелателей. Забор вокруг парламента — это, так сказать, мегасимвол и мегатекст нашего времени. Он символизирует, что эпоха равных коррупционных возможностей закончилась и государство предлагает народу систему, в которой государство только грабит, а народ только работает. Люди недовольны. Точат вилы.

Предательство оппозиции

Ну и в завершение политического года всех порадовала украинская оппозиция. Она проголосовала за закон о выборах, который оставил за бортом большинство новых политических проектов. Арсений Яценюк, лидер «Фронта перемен», был горячим сторонником нового закона. Арсений Петрович в этой истории напоминает Карлсона, который, как известно, был категорически против того, чтобы Малыш завел собаку. «Я — лучше собаки», — говорил Карлсон. Вот и Арсений Петрович как бы говорит украинцам: зачем вам Кличко или Гриценко, если есть я? Думаю, что это последняя точка в вопросе о том, есть ли оппозиционная жизнь в нашей политической системе и стоит ли там что-то искать.

Вы здесь:
вверх