логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Национальное зерно Анна Сайченко - «Контракты» №6 Февраль 2011г.

Почему гневная риторика премьера не повлияла на стоимость гречки.


«Обращаюсь ко всем гражданам: в государстве достаточно запасов гречки, зерна и других продуктов», — заявил в августе 2010 года премьер-министр Николай Азаров. «Нам нужно, чтобы население успокоилось. Сейчас на примере этой ярмарки видно, что очередей нет. Гречку можно купить по 8 грн», — сообщил журналистам он чуть позже, открывая 17 сентября сельскохозяйственную ярмарку в Печерском районе Киева.
Вопреки заявлениям премьера, к февралю 2011-го гречневая крупа стоила в Киеве 15–18 грн/кг (+100% по сравнению с сентябрьской ярмаркой на Печерске); в отдельных магазинах цена доходила до 20–25 грн/кг (+300%). Правительство приняло решение импортировать 20 тыс. тонн гречки из Китая. Николай Азаров повысил порог «нормальных цен» до 12–14 грн/кг, но по-прежнему считает виновными в росте стоимости супермаркеты и производителей, наживающихся на ажиотаже и искусственном дефиците.


«Дефицита нет, — утверждает директор консалтинговой компании «ПроАгро» Николай Верницкий. — Дефицит — это когда товар отсутствует на прилавках и складах производителей. На рынке достаточно гречневой крупы, чтобы обеспечить внутренний спрос. Гречка не исчезла, она просто дорожает».
«Производство гречихи падает, а объемов произведенной крупы недостаточно, чтобы полностью удовлетворить потребности внутреннего рынка, — объясняет руководитель аналитического отдела консалтингового агентства «ААА» Мария Колесник. — С сентября 2010-го установились достаточно высокие цены на гречиху — 6,5–7 тыс. грн/т. При такой цене сырья гречка в рознице должна стоить около 15 грн/кг».
С одной стороны, объективные причины для подорожания гречки действительно есть. Производство гречихи в нашей стране снижается: по данным Госкомстата, в 2010-м в Украине собрали 133,7 тыс. тонн гречихи — на 29,1% меньше, чем годом ранее. При этом сокращаются и объемы убранных площадей под культуру — 198,6 тыс. га в 2010-м против 254,3 тыс. га в 2009-м. С другой — и чиновники, и эксперты почти единогласно утверждают, что предельный уровень розничной стоимости не должен превышать 14–15 грн.
Когда подобный разрыв между экономически обоснованным и реальным уровнем цен случается, к примеру, на рынке нефтепродуктов, в игру вступает Антимонопольный комитет. Как раз такое расследование АМК проводит сейчас по факту подорожания бензина марок А-95 и А-92 в декабре 2010-го — январе 2011 года, хотя объективных причин для роста цен (новые акцизы, увеличение стоимости нефти) предостаточно. Точно так же, когда дорожают основные продукты питания, правительство в считанные дни находит рычаги влияния на крупный ретейл, после чего супермаркеты обязуются ограничить наценки на мясо, хлеб или молочные продукты символическими 5–15%. Последний раз это происходило в ноябре 2010-го, до этого в 2009м и 2008м. В случае с гречкой ничего подобного не наблюдалось.
«Почему никто не говорит о том, что мясо за прошлый год подорожало на 20%, сахар — на 20%, хлеб — на 12%, что выросли цены на овощи и молочные продукты? — задается вопросом Николай Верницкий. — А ведь доля этих товаров в потребительской корзине украинца (используемой при расчете инфляции. — Прим. ред.) составляет больше половины, а на гречку приходится всего 1%. Зато если все говорят о гречке, никто не вспоминает о подорожании других продуктов».
Возможно, именно в этом и кроется ответ на вопрос, почему в отношении гречки чиновники ограничиваются гневной риторикой. Ведь подорожание на треть нефтепродуктов, хлеба, молока или мяса увеличивает годовую инфляцию сразу на несколько процентных пунктов. Рост цен на гречку даже на 300% добавляет к инфляции не более 0,3%.

Вы здесь:
вверх