логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Правильное питание Андрей БЕРЕЖАНСКИЙ - «Контракты» №7 Февраль 2011г.

В ближайшие пять лет Украина сможет увеличить экспорт продуктов с нынешних $9 млрд до $11–12 млрд.


В конце 1980-х годов Украина была одним из основных поставщиков продуктов питания для СССР. Только украинский экспорт зерновых составлял около 20 млн т при урожаях в 45–50 млн т.
Площадь посевов с тех пор не изменилась: пшеницей и другими зерновыми засевается 15–16 млн гектаров. Объем урожая последние несколько лет колеблется в диапазоне 30–40 млн т. Средняя урожайность зерновых упала с 35 ц/га до 25–30 ц/га, большая часть построенных во времена Союза мощностей по хранению пришла в негодность.
Если 20 лет назад из Украины ежегодно вывозилось по 20 млн т зерновых, то в прошлом году — с момента сбора урожая по 31 декабря — было экспортировано 2,182 млн т зерновых, всего на $2,5 млрд. Еще хуже обстоят дела с выращиванием фруктов и овощей, в мясной и молочной отраслях. К примеру, если сыры, пусть и в небольших количествах, но все же экспортируются, то мясопродукты, свежие овощи и фрукты импортируются.
Эксперты называют три основные причины катастрофического падения экспорта. Во-первых, после развала СССР украинский агропромышленный комплекс потерял привычные рынки сбыта, а его становление пришлось на период низких цен на сельхозпродукцию на мировых рынках. Во-вторых, за прошедшие годы значительно просела урожайность практически всех с/х культур: валовой сбор теперь критично зависит от природных условий. Таким образом, некатастрофичная засуха 2010 года, к примеру, привела к падению урожая зерновых сразу на 14,6% год к году — до 39,3 млн т. И, наконец, третьей причиной стало квотирование основного экспортного продукта — зерна, поставки которого до сих пор жестко ограничены из-за опасений роста цен на внутреннем рынке.

Спрос
Сейчас высоким спросом за рубежом пользуется даже фуражная пшеница украинского производства — за тонну такого зерна можно выручить более $200. Востребованы на мировом рынке отечественные кукуруза, рожь, ячмень, гречка, подсолнечное масло, сыры и многое другое.
Так было не всегда. Наиболее масштабный спад производства продуктов питания Украина пережила в конце 1990-х. Одной из главных причин стал относительно низкий уровень цен на мировых рынках. К примеру, пшеница десять лет назад стоила около $100–110 за тонну, основные производители — США, Канада и страны ЕС — дотировали собственный агропром и ревностно защищали внутренние рынки от демпинга. В конце концов производство зерновых в Украине к 1999–2000 гг. упало до 24–25 млн т. Аналогичные процессы происходили с большинством остальных продуктов питания: рос импорт готовой продукции, падало внутреннее производство.
Ситуация на мировых рынках начала меняться в прошлом десятилетии. Бурное развитие emerging markets привело к изменению структуры потребления. Около 2 млрд жителей планеты — в первую очередь Китая, Индии и Южной Америки — по данным экспертов Продовольственной программы ООН (ФАО), ежегодно увеличивали потребление мяса на один-два килограмма на человека. Но для получения одного килограмма мяса нужно около 8 кг кормов в виде зерновых. В итоге в 2005–2010 гг. спрос на фуражное зерно ежегодно рос на 30–32 млн т, или примерно на 2%.
На этот же период пришелся рекордный скачок цен на продовольствие, спровоцированный фьючерсными спекуляциями. Спасаясь от ипотечного кризиса, в 2007–2008 гг. банки и трейдеры вкладывали миллионы долларов в сырьевые активы, в том числе продовольственные. Как следствие, продовольственный индекс ФАО (включающий цены на 55 групп товаров), который с конца 1990-х по 2007 год колебался в пределах от 90 до 130 пунктов, к 2008-му вырос до 210 пунктов. Экономический кризис отбросил цены к уровню 2007-го, однако всего полтора года спустя, в январе 2011 года, индекс ФАО поставил новый рекорд: 230 пунктов.
Впрочем, аналитики ФАО рассчитывают, что в 2011–2019 гг. стоимость продовольствия будет на уровне лета 2008-го или осени 2010-го (индекс ФАО 180–200 пунктов).
Для Украины это означает постоянный спрос на основные виды с/х продукции и экспортную выручку на уровне $11–12 млрд в год при потенциале как минимум $15 млрд.

В треть силы
До 70% всей территории Украины приходится на плодородные почвы и сельскохозяйственные угодья — 41,8 млн га. Это много даже по сравнению с такими большими государствами, как США, Канада, Австралия: Украина входит в десятку стран мира с крупнейшей территорией пашни. Отечественные черноземы позволяют собирать урожаи в два-три раза больше нынешних 25–30 ц/га.
По словам директора Института физиологии растений и генетики НАН Украины Владимира Моргуна, несколько отечественных хозяйств добились урожайности пшеницы на уровне 80–100 ц/га. Только использование селекционных сортов пшеницы может вдвое увеличить нынешнюю урожайность — до 50–60 ц/га.
Проблема низких урожаев — проблема денег. «В один гектар при выращивании зерновых нужно инвестировать порядка $1 тыс. Эти инвестиции окупятся за три-четыре года», — объясняет директор ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса» Владимир Лапа. По его подсчетам, урожайность при таком уровне инвестиций вырастет как минимум на 25–30%.
Еще одна головная боль аграриев — отсутствие инфраструктуры по транспортировке и хранению урожая. К примеру, все украинские элеваторы способны хранить не более 30 млн т зерна. Если в 2011 году аграрии соберут 50 млн т, значительная часть урожая пропадет из-за того, что зерно негде сохранить даже на протяжении нескольких месяцев. Ситуация с хранением овощей и фруктов еще хуже, именно поэтому на полках отечественных супермаркетов почти не встречаются украинские яблоки, груши или персики. Все это сразу после сбора урожая отправляется на переработку. Иначе сгниет.
Всего, по утверждению экспертов, украинский агросектор нуждается примерно в $20 млрд инвестиций. Теоретически эту сумму в развитие сельского хозяйства всего за пять-семь лет могли бы вложить работающие в Украине крупные агрохолдинги — аграрный бизнес интересен инвесторам. «Рентабельность выращивания пшеницы доходит до 50%», — объясняет начальник аналитического департамента консалтингового агентства «ААА» Мария Колесник.
Но интерес инвесторов к украинскому АПК сводит на нет ценовой контроль и квотирование экспорта основного вида с/х продукции — зерновых.

Госрегулирование
Яркий пример — фактический запрет экспорта зерна осенью 2010 года с помощью распределения квот, величина которых была на порядок меньше, чем возможности трейдеров. Но с точки зрения государства квотирование дало нужный результат — в то время как зерно в мире подорожало до $350, на внутреннем рынке Украины его стоимость не превышала $250.
Рост цен на хлеб, мясо и молоко правительству удалось придержать. Но из-за ограничения экспорта аграрии понесли сотни миллионов долларов убытков, а в отрасль не пришли запланированные инвестиции. Простой пример: в начале прошлого года министр агрополитики Николай Присяжнюк заявил, что ожидает 60 млрд грн инвестиций в украинский АПК. Но по оценкам экспертов, реальный объем иностранных вложений оказался на уровне 120–160 млн грн. В основном — из-за квотирования.
Некоторые эксперты считают, что 10 млрд грн дотаций аграриям, запланированные в бюджете, было бы логичнее потратить на адресную помощь малоимущим, — этого будет достаточно для обеспечения их физиологической нормой основных продуктов питания: хлеба, молока и т. п. При этом малообеспеченное население будет защищено от инфляции, а аграрии смогут заработать на экспорте зерновых тогда, когда цены на них максимальны.
На самом деле, 10 млрд грн может и не хватить. Ежемесячные расходы на приобретение минимального набора продуктов по расчетам Госкомстата составляют около 500 грн в месяц. Рост цен на зерновые на 40% приведет к подорожанию продуктовой корзины Госкомстата примерно на 100 грн в месяц, или на 1200 грн в год. 10 млрд грн хватит, чтобы компенсировать такой рост цен для 8,3 млн человек. Но по данным Минтруда, в Украине насчитывается 12,5 млн малоимущих.
Другое решение — ввести экспортную пошлину на зерно. В период стремительного роста цен в правительстве уже рассматривали возможность налогообложения экспорта в размере примерно 20% таможенной стоимости.
Третий вариант предлагают экспортеры и зернотрейдеры: разрешить без всяческих ограничений экспорт зерновых на уровне 80% экспортного потенциала, рассчитываемого в зависимости от объемов урожая. Подобных решений отраслевые организации и эксперты предлагают немало. Но правительство использует самое топорное из них — в виде прямого запрета.

Зерном единым
Так или иначе, производство зерна в Украине обречено увеличиваться, но темпы роста будут зависеть от правительства. Это может быть прирост на 2–5% в год, а может и на 15–20%. Первый вариант вероятен в случае продолжения политики квотирования. Второй — при открытии границ для экспорта и отказа от регулирования цен на внутреннем рынке.
Скорее всего, правительство пойдет по третьему пути, ограничившись полумерами: увеличит квоты, сделает их выдачу более прозрачной, что позволит привлечь инвестиции украинских и российских бизнесменов, которым не привыкать работать в подобных условиях, — но продолжит в ручном режиме регулировать цены на продукты питания на внутреннем рынке. Итогом такой политики будет увеличение объемов производства зерна к 2015–2016 гг. на 20–30%, а экспорта — на 40–60%. А это плюс $3–4 млрд.   

Вы здесь:
вверх