логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Плата за курс Инна АЛЕКСЕЕНКО - «Контракты» №16-17 Апрель 2012г.

К чему приведет нынешняя монетарная политика НБУ


Председатель Ассоциации украинских банков Александр Сугоняко рассказал Контрактам о том, что: Нацбанк в этом году будет удерживать курс гривни; причин для снижения кредитных ставок нет; осенью обострятся проблемы платежного баланса, дефицита бюджета и обслуживания внешнего долга; Украине в 2012 году придется обходиться без кредитов МВФ.

Недавно вы в своем обращении к президенту, парламенту и набсовету Нацбанка заявили о необходимости отставки нынешнего руководства НБУ, обвинив его в непрофессионализме. Что дает вам основания так говорить?

— Регулятор не замечает проблем экономики и не думает об их разрешении. Взять хотя бы положение дел, связанное с кредитованием экономики в 2011 году. Да, мы имеем прирост кредитного портфеля на 9,4%, что в общем-то неплохо. Но если посмотреть внимательно на структуру этих займов, то более половины из них были выданы всего пятью банками, из которых четыре — государственных. То есть по сути основная часть финучреждений нарастила кредитный портфель немногим более чем на 4% (это примерно 30 млрд грн). Стоит заметить, что государственные финучреждения в основном кредитовали госмонополии. Остальные банки финансировали торговлю, операции с недвижимостью и выдавали потребкредиты населению. В реальный же сектор пошла лишь третья часть от всего прироста, который наблюдался. Что интересно, доля кредитования строительства и перерабатывающей промышленности уменьшилась, а торговли — увеличилась.

Кроме того, процентная ставка по гривневым ссудам на начало 2011-го составляла примерно 14%, а в конце года — 17–18%. Как и почему это произошло? Ведь инфляция за прошлый год уменьшилась с 9,1% до 4,6%.

Чем вы это объясняете?

— «Мудрой» монетарной политикой НБУ. Так, кредитная ставка должна быть привязана к инфляции. Если растет инфляция, то увеличивается и процентная ставка по займам. Если инфляция снижается, то уменьшается и ставка. Но в прошлом году кредитные ставки «оторвались» от уровня инфляции. Банки начали снижать темпы кредитования уже с июля 2011-го. В последнем квартале наблюдалось падение роста промышленного производства и ВВП. В конце минувшего года начали расти процентные ставки по депозитам. В начале 2011-го они были на уровне 10% (в гривне), а к концу года добрались до 25%. То есть при инфляции в 9,1% ставки по депозитам были 10%, а при инфляции в 4,6% — 25%. Все это говорит о колоссальном дефиците денежных ресурсов, который был искусственно создан Нацбанком.

Кстати, снижение темпов роста кредитования наблюдается и в этом году. За январь–февраль 2012-го остатки по кредитам уменьшились на 2 млрд грн. Банки понимают, что НБУ будет удерживать курс гривни ради курса, не задумываясь над тем, чем все это может закончиться для экономики. То есть Нацбанк ведет себя примерно так: мое задание — удерживать такую-то температуру, а если вы все сгорели, то это только ваша проблема.

Будут ли в этом году снижены ставки по кредитам?

— Если такой ценой, как в 2011-м, НБУ будет удерживать курс, то проблемы с процентными ставками останутся. Риски в экономике не уменьшаются, качество заемщика не улучшается. Причин для снижения кредитных ставок нет.

Почему вы против того, чтобы Украина перешла на расчеты с Россией в рублях? Китай, например, готов в расчетах использовать рубль наравне с юанем.

Нацбанк ведет себя примерно так: мое задание — удерживать такую-то температуру, а если вы все сгорели, то это только ваша проблема

— Чтобы рассчитываться в рублях за товары, которые получаем из России, нам нужно иметь эти самые рубли. А наше торговое сальдо в прошлом году составило минус 4 млрд грн. Если представить, что Украина соглашается на рублевые расчеты, то это будет означать, что у нас всегда будет не хватать денег для расчетов. У нас нет этих рублевых средств. Где мы их будем брать? Либо покупать за доллары, либо заимствовать рубли у северного соседа и таким образом помогать Российскому центробанку.

К тому же если мы переходим на расчеты в рублях, то цены также должны быть в российских дензнаках. Но РФ этого не хочет: даже она не уверена в том, что сможет иметь от этого позитив. И говорит нам: мол, вы рассчитывайтесь в рублях, но цены будут привязаны к доллару.

Еще одна проблема — это наши золотовалютные резервы, в которые руководство НБУ предложило включить российские рубли. Но рубли не входят в группу валют первой классификации, и МВФ не будет считать их золотовалютными резервами. А это значит, что Нацбанк не сможет выполнить нормативы в части золотовалютных резервов. Кроме того, российская экономика — сырьевая, и курс рубля там привязан к цене на нефть на мировых рынках. Зачем нам такая волатильная составляющая в наших золотовалютных резервах, непонятно.

Но самое интересное в этой идее с рублевыми расчетами — это та цель, которую провозгласило руководство НБУ. Дескать, рассчитываясь с Россией рублями, мы сэкономим наши золотовалютные резервы. Но ведь эти резервы зависят от состояния платежного баланса, а не от собственной структуры.

Что касается Китая и России, то эти две страны в своих национальных интересах пытаются уменьшить зависимость от доллара, поэтому на взаимовыгодных условиях включают в расчеты юань и рубль.

Поддерживаете ли вы точку зрения экс-заместителя главы НБУ Сергея Яременко о том, что регулятор должен начать печатать гривню? Дескать, не стоит ждать милости от МВФ — сами справимся.

— Теория в целом правильная. Какой смысл в том, чтобы одалживать доллары у США, чтобы потом под них печатать гривню? Можно дать ее сразу. Но к такой монетарной политике нужно добавить и соответствующую экономическую политику, которой у нас не было 20 лет.

Сегодня 50% ВВП дает экспорт. Мы экспортозависимая страна и очень зависимы от импорта. Ведь, например, в Японии экспорт составляет всего 13% ВВП. То есть она сама себя обеспечивает, а излишки экспортирует. И если Японии не удастся какую-то часть излишков реализовать, то это не повлияет на цены и внутреннюю ситуацию в стране. В Украине же внутренние потрясения возможны из-за того, что на международных рынках поднялись цены на газ или упали на металл. Основная причина — структура нашей экономики, которую нужно менять. Ведь в 1990 году мы начинали со структуры, работавшей на интересы Советского Союза. Она не была рассчитана на потребности украинской экономики и населения. У нас был огромный ВВП, развита металлургия, химия, военно-промышленный комплекс, а товары народного потребления были в загоне. К сожалению, за 20 лет мы ничего не изменили. Теперь структура отечественной экономики подогнана под интересы экономики глобальной, а не под наши потребности. Мы должны становиться все менее зависимыми от экспорта и импорта. И на этом пути сможем укреплять нацвалюту.

Осенью прошлого года НБУ ввел паспортизацию валюто-обменных операций с целью борьбы с теневыми средствами. К чему это приведет?

— Негативные имиджевые моменты, связанные с паспортизацией, будут иметь место во время Евро­-2012. Когда иностранец захочет обменять оставшуюся у него гривню обратно на евро, то не поймет, почему его паспорт копируют, а операционистки банка вряд ли смогут ему объяснить это на английском языке. К тому же турист может потерять (или выбросить) чек, который ему выдали, когда он при въезде в Украину обменивал евро на наши деньги. Если он не покажет эту квитанцию, то ему и не обменяют гривню.

Для чего была придумана эта паспортизация?

— Нацбанк декларировал как минимум несколько целей, зачем он это сделал. Одна из них — упростить жизнь тем, кто покупает и продает инвалюту. Но эту цель НБУ вряд ли достиг. Другая цель — чтобы те финучреждения, которые в больших объемах конвертируют валюту, перестали делать это. Если регулятор знал о таких банках, то должен был бы приехать к ним, наказать их и запретить делать подобное. Но вместо этого он создал проблемы всем. Мы сегодня имеем менял возле обменных пунктов и, как и прежде, конвертационные центры. Теневая экономика работает!

НБУ также провозглашал цель — создать контроль над теневыми оборотами валюты. Возможно, эта цель достигнута, не знаю. Несерьезно звучало заявление регулятора о том, что за счет паспортизации он сэкономил золотовалютных резервов на $500 млн. Ведь по сути мы имеем колоссальную потерю золотовалютных резервов — на сумму более $7 млрд.

Почему это произошло?

— В прошлом году курс нацвалюты удерживали искусственно. И именно за это удержание было заплачено $7 млрд из золотовалютных резервов. Реально курс гривни должен был быть выше (где-то 8,1–8,15 UAN/USD). Ведь у Украины негативное торговое сальдо сегодня такое же, какое было в 2008 году. Если дестабилизируется ситуация на международных валютных рынках, то мы сразу получим проблему с курсом нацвалюты.

В прошлом году меня удивляло равнодушное отношение правительства и парламента к вопросу платежного баланса и импорта. Если у нас импорт сельхозпродукции больше, чем экспорт, то что-то неправильно в нашей внешней торговой политике. Когда тренды роста импорта опережали тренды роста экспорта, и было понятно, что Украина по результатам года выйдет в минус по сведенному балансу (и мы имели примерно минус 3 млрд грн), НБУ был спокоен. Более того, в октябре прошлого года глава Нацбанка Сергей Арбузов заявлял о том, что мы закончим год с позитивным сведенным платежным балансом. А через месяц он сообщил о том, что регулятор ошибся, и следует ожидать негативного платежного баланса. Все эти проблемы платежного баланса, дефицита бюджета и обслуживания внешнего долга обострятся осенью или даже раньше.

Население Украины по-прежнему не доверяет нацвалюте, предпочитая вкладывать деньги в доллары и хранить их под матрацами. По мнению НБУ, эти сбережения можно «вытащить» из тайников и направить на инвестиционные цели, внедрив такие инструменты, как инвестиционные монеты и инвестсертификаты, привязанные к цене на золото. Будут ли эти инструменты пользоваться спросом?

— Если за доллары, которые у вас хранятся дома, вам предлагают сертификат — эквивалент неимеющегося у регулятора золота, то по какой цене вы потом сможете продать эту бумагу, учитывая сегодняшний уровень «доверия» населения к правительству и Нацбанку? Без возрождения доверия населения к власти, в том числе — и монетарной, эти деньги никакими ухищрениями выудить не удастся. Это очевидно.

Как вы думаете, получит ли Украина в этом году кредит МВФ?

— Полагаю, в конце года в нашей стране будут проблемы и с курсом гривни, и с уровнем инфляции. Так что, скорее всего, в 2012-м нам придется обходиться без кредитов МВФ.

Теоретически, если правительству нужны деньги, то оно может их взять из нескольких источников. Во-первых, из доходов бюджета, но там денег не хватает. Во-вторых, позаимствовать на европейских рынках, но там сегодня высокие процентные ставки. В-третьих, получить кредиты МВФ, но этот путь для нас закрыт. В-четвертых, можно одолжить на внутреннем рынке, но наши внутренние инвесторы не горят желанием делать это. В-пятых, деньги населения — снова-таки, население вряд ли захочет связываться с государством. В-шестых, печатать дензнаки — таким образом, мы получим рост инфляции. Так что позаимствовать по большому счету и негде. Ведь о развитии экономики власть, к сожалению, не думает.

Фото Светланы СКРЯБИНОЙ

Вы здесь:
вверх