логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Антиквары заскучали Инна Алексеенко - «Контракты» №21 Май 2012г.

Почему в Украине так мало покупателей старины


Федор Зернецкий: «Подлинных ценностей в стране все меньше и меньше»

Детские шалости

Советский школьник мог мечтать стать космонавтом, летчиком, моряком, даже архитектором, но вот антикваром — такое не могло прийти в голову даже ребенку из глубоко интеллигентной семьи. Собственно, Федор Зернецкий об этом и не мечтал. Все получилось само собой.

В годы СССР отношение к антиквариату было совершенно иным. Например, после смерти одинокой старушки в ее квартиру заселяли дворников, которые всю старую мебель брезгливо выносили на свалку. Потом в этой мебели копошились подростки в поисках сокровищ — шкатулки с ювелирными украшениями, посуда, подсвечники их не интересовали, искали только старинные монеты. Иногда везло.

«Помню, у меня было две медных копейки петровских лет — с Георгием Победоносцем. Мальчик из соседнего класса предложил обменять их на рубль николаевского времени (тогда те монеты стоили примерно одинаково). Правда, он принес юбилейный николаевский рубль, который, как оказалось, был в десять раз дороже моей монеты. Став обладателем того рубля, я так обрадовался, как будто гробницу Тутанхамона вскрыл», — вспоминает Федор Зернецкий.

Начало бизнеса

Бывали и потом случайные удачные приобретения, но всерьез антикварным бизнесом Федор Зернецкий занялся только в 1989 году, когда вернулся из армии. Стартовал с 400 рублей: «У меня было 100 рублей и еще 300 — у моего друга. Мы сбросились и начали покупать-продавать старину». Они также обзавелись мастерской в центре Киева (на ул. Чкалова), которую сначала самозахватили, пользуясь тем, что в то время городские власти не особо следили, кому и как ушло то или иное помещение. Правда, спустя некоторое время через Союз архитекторов оформили все необходимые документы на аренду этой мастерской.

Поначалу торговали старинной мебелью. «Мебель по-прежнему выискивали на мусорниках либо приобретали у людей. «Прекрасное старье» нам с радостью продавали, а иногда и просто отдавали — в знак благодарности за то, что кто-то согласился вывезти это из квартиры. Мы могли купить комод за 20 руб., а продать за 100 руб. Правда, за отреставрированный комод могли выручить уже не 100, а все 150 руб. Мы сами занимались реставрационными работами — освоили это дело довольно быстро», — рассказывает антиквар.

Заработав деньги на мебели, Федор Зернецкий начал заниматься покупкой и продажей старинной посуды и картин, которые требовали совершенно других капиталовложений. Приходилось выискивать владельцев антиквариата и уговаривать их продать вещи как можно дешевле. Затем этот товар уходил за тысячи или десятки тысяч рублей. В то время антиквариат в основном брали на территории Украины, а продавали на просторах бывшего Советского Союза. Благо, не было границ, и товары можно было свободно вывозить из Украины.

«Рентабельность в то время была колоссальной. Мы могли купить вещь за 100 руб., а продать за тысячу», — рассказывает Федор Зернецкий. В начале 1990-х годов основными покупателями были кавказцы, которые не жалели денег на антиквариат. Вещи, за которые украинцы в лучшем случае предлагали сотню, грузины покупали за тысячу рублей. И это при условии, что сделка совершалась в Киеве. А в Тбилиси те же предметы можно было продать уже не за тысячу, а за все 10 тыс. руб.

«В 1992 году между бывшими республиками СССР выросли границы, но они были прозрачными. В результате покупатели из России, Прибалтики, а также Западной Европы (представители дипкорпуса) еще какое-то время могли свободно перевозить антиквариат. И наша рентабельность по-прежнему была высокой, но уже не в рублях, а в долларах», — говорит антиквар.

Салонные трудности

Начав зарабатывать приличные деньги, в 1993 году Федор Зернецкий решил открыть свой первый антикварный салон, который назвал «Эпоха». Магазин разместился в арендованном подвальном помещении на Андреевском спуске. Правда, над подземельем пришлось как следует потрудиться. Потолки там были довольно низкими — чуть более полутора метра в высоту. Проблему решили, «углубив» на один метр пол. Ремонт обошелся в $25 тыс., что по тем временам было весьма дорого. Но торговля антиквариатом тогда шла просто великолепно. «Иногда я мог заработать несколько тысяч долларов в день. Например, коллекцию ваз Эмиля Галле я купил за $700, а продал за $10 тыс.», — воодушевленно рассказывает основатель «Эпохи».

Поначалу салонный бизнес не очень заладился. Дело в том, что люди, которых Зернецкий пригласил на работу в магазин, заботились не о прибыли предприятия, а о том, как лучше его использовать в собственных целях. «Сегодня я хорошо понимаю, что нельзя нанимать людей со стороны, ведь даже самые порядочные из них начинают воровать», — заметил Федор Зернецкий. По его словам, вместо того чтобы продавать представленные в салоне вещи, сотрудники предлагали посетителям собственный товар из-под прилавка. Поэтому в карманах продавцов оседали тысячи долларов, а собственнику магазина доставалось максимум $700 в месяц. По такой схеме салон проработал немного-немало — восемь лет. «В конце концов я заподозрил неладное и решил нагрянуть с проверкой. Когда застал продавцов на горячем, они заявили, что нет ничего дурного в том, что они продают свой собственный товар. А то, что мой залеживался, это только мои проблемы», — возмущается собственник «Эпохи».

После того случая антиквар постоянно контролирует салон. Правда, их уже два и в ближайшее время откроется третий, который будет торговать старинными иконами и церковными книгами. Говорит, что такой товар пользуется хорошим спросом у обеспеченной публики. Руководить новым салоном будет жена Федора Зернецкого, а это и контроль, и личный доход для супруги. Тем более что и атмосфера в салонах вполне семейная: «люди с улицы» редко отовариваются в антикварных магазинах. Основная часть продаж осуществляется через давно наработанные связи. Среди клиентов Зернецкого — известные отечественные политики, а также бизнесмены, которые сейчас входят в список самых богатых людей Украины.

Торг уместен

С 2001 года основатель «Эпохи» начал зарабатывать и на аукционных продажах. Его первые торги антиквариатом состоялись осенью того же года. Тогда у него был всего один конкурент — «Антик-Центр». Правда, за следующие пять-шесть лет Киев буквально наводнили аукционные центры. И уже к 2007 году, помимо двух названных фирм, торги по продаже антиквариата проводили «Золотое сечение», «АРТ-Капитал», «Корнерс», «Вернисаж», «Арт-Стиль», «Нью-арт», «Дукат», «Гелос». Но приход новых конкурентов не очень-то испугал владельца «Эпохи», которая к тому времени довольно прочно стояла на ногах.

Обеспеченная молодежь не интересуется искусством, а предпочитает вкладывать деньги в дорогие автомобили и дома

Аукционы Федор Зернецкий устраивает дважды в год (весной и осенью). На них выставляет как картины, так и изделия из фарфора, серебра, прикладные вещи, иконы, а также мебель. Наибольшим спросом всегда пользовалась живопись украинских художников. Это можно объяснить как минимум двумя причинами. Во-первых, их произведения всегда были в несколько раз дешевле, нежели русских или западных мастеров. Во-вторых, уже с начала 2000-х годов в Украине просто невозможно купить достойных полотен, которые бы засветились в советских учебниках и журналах. Да и отечественные любители старины раскошеливаются на вещи не дороже $500 тыс. А например, большие полотна кисти Айвазовского еще в начале 2000-х годов стоили миллионы долларов.

Тем не менее аукционы «Эпохи» с момента их запуска пользуются популярностью среди отечественных любителей старины. Иностранные покупатели на украинские аукционы практически не приходят, ведь по нашему законодательству антиквариат не может покинуть пределы страны. Федор Зернецкий одобряет эту законодательную норму: если сравнить украинский рынок и европейский, то в нашем государстве очень мало антиквариата. А если еще разрешить его вывоз, то вообще ничего не останется.

Антиквар уверен, что успех торгов в немалой степени зависит от личности аукциониста. Говорит, что понял это, когда увидел, как работает самый высокооплачиваемый лицитатор Sotheby’s. «Он держал зал в невидимых клешнях, побуждая своими движениями колеблющихся клиентов к покупке. То есть он производил финт рукой — и покупатель тут же поднимал номер», — восхищается генеральный директор фирмы «Эпоха». По его словам, он перепробовал на роль аукциониста много людей, в числе которых были и актеры, и телеведущие, и профессиональные лицитаторы из российской столицы. Каждый из них провел не менее чем по два аукциона, после чего Зернецкий вынужден был отказаться от их услуг, поскольку ни один из них до конца не отвечал его требованиям. В конце концов решил взять на себя эту роль. «Не думал, что у меня это получится — я ведь не оратор и не Ален Делон. Но у меня есть особая харизма, которая помогает расположить публику к себе», — заявил владелец «Эпохи». Сегодня он проводит аукционы не только для своей фирмы, но и для других организаций и предприятий.

Искусство продавать

В последнее время на отечественном антикварном рынке затишье. Кризис пережили только пять аукционных домов: «Эпоха», «Корнерс», «Арт-Капитал», «Золотое сечение» и «Вернисаж».

«В декабре прошлого года мы провели наихудший аукцион за всю историю «Эпохи». Хотя если судить по выручке, то он был лучшим в Украине. Дело в том, что нам удалось продать за $55 тыс. пару старинных ваз и за $120 тыс. — картину Николая Пимоненко. Эти два лота и сделали нам кассу», — делится глава «Эпохи». Он также признался, что сейчас довольно трудно реализовывать антиквариат в Украине. Дело в том, что обеспеченная молодежь сегодня практически не интересуется искусством, а предпочитает вкладывать деньги в дорогие автомобили и дома. Поколение постарше в принципе готово приобретать антиквариат, например, ту же живопись. Но эти люди сегодня не хотят платить только за имя художника. Они не покупают наброски или этюды пусть даже очень известного мастера — им подавай большие полотна украинских художников первого эшелона (Николай Пимоненко, Сергей Васильковский, Александр Мурашко, Сергей Светославский, Владимир Орловский и др.). А таких работ на нашем рынке все меньше и меньше.

«Сейчас мы прилагаем титанические усилия, чтобы разыскать в частных украинских коллекциях какие­то вещи. Ведь коллекционеры почти ничего не продают, поскольку цены на рынке достаточно низкие. Если кто-то из них и соглашается расстаться с какими-то вещами, то запрашивает такие суммы, что мне просто невыгодно брать, поскольку я ничего не смогу заработать», — объясняет Федор Зернецкий.

В последние лет десять украинские антиквары предпочитают закупать старинные вещи в Европе. Там антиквариата намного больше, да и цены на него гораздо ниже. С прошлого года ввозить предметы старины в Украину можно без всяких пошлин.

Основной доход Зернецкому сегодня приносят не магазины и аукцион, а заказы, которые он получает от представителей украинской власти, а также богатых бизнесменов. «Я помогаю грамотно сформировать коллекции живописи, создаю интерьеры, привожу на заказ из Европы мебель, картины и другие предметы искусства. Нередко езжу с богатыми людьми в туры по антикварным магазинам Европы, консультирую, что стоит покупать, а что — нет. Мой бизнес успешный, потому что я занимаюсь своим любимым делом. Фактически я превратил свое увлечение в бизнес», — сказал глава фирмы «Эпоха».

Новости
Вы здесь:
вверх