логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Здравствуй, Африка! Дмитрий ГОНГАЛЬСКИЙ, главный редактор журнала «Личный счет» - «Контракты» №37 Сентябрь 2012г.

Почему лучше выращивать бананы, чем плавить сталь на энергетически неэффективных предприятиях


Пока власти рапортуют о пре­одолении руин, росте зарплат и выплате компенсаций вкладчикам Сбербанка СССР, мировой кризис развивается своим чередом и стоит, тихо покашливая, у украинских дверей. Металлургия, как лакмусовая бумажка будущих неприятностей, уже спряталась под кровать и не отсвечивает печами. После весьма непродолжительной стабилизации цен сталь на мировых рынках снова пошла вниз. Еще немного — и на Лондонской бирже металлов она пройдет ниже отметки $300 за тонну. Чтобы понимать глубину падения, в начале года котировки были на уровне $550.

Неприятности металлургов мгновенно стали проблемой для смежных отраслей. Резко обвалились цены на железорудное сырье. И при всем этом один из крупнейших потребителей и производителей металла — Китай, резко замедливший темпы своего экономического развития, совершенно не собирается стопорить работу своих металлургов, предпочитая выплавлять на полную мощь даже в условиях снижения цен. А если предложение сохраняется на прежнем уровне, тогда как спрос неуклонно снижается, то происходит падение стоимости главного продукта украинского экспорта. Заметим, что в кризисный 2008-й на Лондонской бирже металлов сталь прижималась к $250–280. Осталось совсем немного.

Металлурги, естественно, воспользуются ситуацией, чтобы выбить из бюджета дополнительные преференции для одной из базовых отраслей народного хозяйства, которая стремительно превращается в головную боль. Выплавка стали уже упала на 5%, и это не предел. Вскоре последуют угрозы остановки производства, сокращения электората и замораживания валютной выручки на счетах зарубежных банков. Все это в общем-то уже знакомо. Только в отличие от прошлого кризиса, перед Украиной возникает еще одна проблема. Если раньше по мере развития кризисных явлений падали все виды сырьевых активов, то сейчас нефть рассматривается спекулянтами как один из вариантов тихой гавани, наравне с золотом и американским долларом. В результате происходит крайне неприятная вещь для страны, делающей ставку на допотопную, энергозатратную металлургическую отрасль. Если в 2008 году вместе с ценами на сталь снижалась и стоимость нефти, то сейчас баррель, к которому привязано ценообразование на российский газ, стоит на месте. В итоге Украина попадает в двойную ловушку. С одной стороны, падает спрос на ее продукцию, с другой — производить ее становится все накладнее.

Украина попадает в двойную ловушку. С одной стороны, падает спрос на ее продукцию, с другой — производить ее становится все накладнее

Среди бывших советских республик Украина больше всего зависит от цен на нефть. Если пересчитать ВВП на единицу потребляемой энергии, исчисляемой в баррелях, то получим около $0,25 тыс. В России и Китае это значение вдвое выше. А с развитыми государствами даже как-то неприлично сравнивать. Например, у терпящей экономическое бедствие Греции указанный показатель около $1,4 тыс. Иными словами, для подавляющего большинства стран высокая стоимость нефти не является настолько большой проблемой, как для Украины.

Даже страшно себе представить, что произойдет в случае дальнейшего роста нефти и следом за ним голубого топлива. А такое вполне возможно, поскольку развитые страны и не только предпочитают бороться с экономическими неурядицами включением печатного станка. И когда деньги появляются у спекулянтов, часть из них обязательно пойдет на покупку нефти. Причем на них не повлияешь административными мерами, угрозами и запретами, как это принято в Украине в качестве воспитательной работы для любителей быстрых заработков на валютном курсе. Их можно понять. Несложно предугадать, что будет с валютой страны, теряющей внешние рынки сбыта и одновременно не способной себе отказать в удовольствии покупать энергоресурсы по запредельным ценам, щедро финансируя соседнее государство. А что потом?

Самая неприятная ситуация возникнет, когда придется идти на поклон к старшему брату с синяком под глазом и дырой в кармане. Наверняка в Белокаменной уже в предвкушении сильно согнутого, хрустящего позвоночника и глухого стука лобной части о кремлевский паркет.

Справедливости ради следует отметить, что любой, кто бы ни находился у власти, мог бы оказаться в подобном положении. Украинскую промышленность невозможно сделать энергоэффективной и конкурентоспособной за год-два. Другое дело, что для достижения подобных целей не было предпринято ни единого шага. Об этом говорилось сразу после 2008-го, и это же еще долго будут обсуждать после 2012-го.

Впрочем, можно возразить, что, мол, покупаются новые буровые установки, постепенно сокращается потребление энергоресурсов. Только вряд ли это выход из ситуации. Если спорткар перевести с 98-го бензина на 92-й и глушить двигатель во время вынужденных остановок, едва ли можно выиграть гран-при. Когда денег мало, самое простое, что можно сделать, — начать экономить. Намного сложнее научиться зарабатывать больше или, если угодно, терять меньше.

Радует одно: рано или поздно все равно придется поработать на родину — создавать условия для привлечения инвестиций, сокращать налоги, выполнять законы и не брать лишнего. Иначе Украине предстоит сменить свой имидж на внешних рынках с промышленного недоразвитого государства на сверхразвитое аграрное, а на местах все еще существующих мартеновских печей засеять культуры, пользующиеся спросом у внешних потребителей. В конце концов, живут же люди в Африке. Чем украинцы хуже?

Вы здесь:
вверх