логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Копии царя Соломона Надежда ГОНЧАРУК - «Контракты» №4 Февраль 2012г.

Александр Ольшанский, президент холдинга Internet Invest Group (регистратор доменных имен Imena.ua, хостинг-провайдер MiroHost, национальная почтовая система Mail.ua и др.), член правления Интернет Ассоциации Украины, знает, почему правообладатели проигрывают войну за контент


Почему восстановили работу EX.UA?

— В компанию Imena.ua пришел документ из МВД, в котором содержалось указание о возобновлении работы домена EX.UA.

Зачем МВД закрыло файлообменник?

— С середины 1990-х годов благодаря милиции в стране прекратили существование около десятка ресурсов, основанных на принципе User Generated Content, то есть на контенте, сгенерированном пользователями. Еще в 1997 году системные администраторы интернет-провайдера «Релком-Украина» провели 15 суток в КПЗ по обвинению в хранении на почтовых серверах компании детской порнографии. В декабре 2008 года закрыли популярный ресурс Infostore по схожему обвинению (по слухам, Александр Ольшанский был одним из соинвесторов ресурса. — Прим. ред.). Во всех случаях правовые основания для предъявления обвинения владельцам ресурсов были слабые. Администрация файлообменника не может отследить все файлы, размещаемые пользователями на сайте. Если бы к ним обращались правообладатели, а они бы отказывались жестко бороться с нарушителями, в том числе удалять нелегальный контент, тогда можно было начинать разбирательство с владельцами сайта.

Почему удалось закрыть Infostore, а EX.UA — нет?

— С момента закрытия ресурса в конце 2008-го украинская интернет-аудитория увеличилась практически в 3,5 раза. Растет поколение людей, которые не помнят мир без интернета. У них свое представление о том, как все должно быть устроено, какие права и у кого должны быть, кто на самом деле должен эти права определять.

Ресурс EX.UA не нарушал законов?

— С точки зрения закона — нет. Закон гласит, что в таких ситуациях виновны пользователи. К примеру, пожаловались представители Microsoft, Аdobe и «1+1» на то, что сайт EX.UA нарушает их авторские права. Пиратский контент удаляется с ресурса. Все расходятся мирно. А если правообладатели пишут заявление в милицию — значит, правоохранительные органы должны заниматься поисками того, кто размещал контент на файлообменнике. Образно говоря, если в почтовом ящике нашли килограмм динамита, то за это не стоит сажать директора Укрпочты.

Администрация EX.UA уверяет, что пыталась выйти на правообладателей, чтобы договориться, но найти владельцев было сложно, а переговоры длились долго.

— Как-то в Интернет Ассоциации Украины (ИнАУ) мы пытались собрать правообладателей за одним столом для того, чтобы создать хотя бы реестр цифровых прав. Мы хотели узнать, у кого и что можно покупать. Во время встречи они чуть не передрались, потому что два правообладателя имели права на распространение одинакового контента. Никто ведь не мешает главному правообладателю продать права одновременно двоим, а то и больше лицам. Проблема в том, что цифровой контент нельзя материализовать.

Кого надо наказывать за нарушение копирайта?

— Наказать тех, кто скачивал размещенные файлы, чрезвычайно сложно, поскольку необходимо выяснять, в каких целях они скачивали информацию. Здесь существует много нюансов. Владельцев сайта обвинить с точки зрения закона не в чем. В этой ситуации МВД должно заниматься поисками тех, кто закачивал туда противоправный контент. К сожалению, в Украине все разбирательства такого рода до сих пор заканчивались «смертью» подобных ресурсов. Единственное обвинение, которое реально можно предъявить владельцам ресурсов, — безосновательный отказ удалять противоправный контент по заявлению правообладателей или отказ сотрудничать с МВД по выдаче реквизитов тех, кто разместил этот нелегальный контент. Но если у владельцев сайта нет этих адресов, то этот факт нельзя использовать в качестве обвинения.

Владельцы сайта могут не выдавать данные о своих пользователях, ссылаясь на конфиденциальность такой информации?

— Сложный вопрос. По запросу правоохранительных органов они обязаны такие данные выдать. Хотя существуют нюансы. Например, они могут такой информацией не обладать или обладать не в полном объеме.

Если во всем виноваты пользователи — значит, правообладатели будут судиться со своими же потребителями?

— Но ведь это они придумали такую модель распространения собственных продуктов. Есть ведь другие модели. Например, в интернет-магазине iTunes от Apple одна песня стоит 99 центов. Конечно, для нас это немного дороговато. Вот если бы одна композиция стоила 99 копеек, то я уверен, что никто бы их не качал с EX.UA в непонятном качестве. Основная проблема заключается в том, что правообладатели не дают возможности распространять контент в нашей стране по привлекательным ценам. В США средняя зарплата составляет $5 тыс. в месяц, в Украине — 5 тыс. грн. Для них 99 центов меньше, чем для нас 99 копеек.

Почему возникают такие коллизии?

— Потому что авторское право отличается от имущественного. Оно не отражает реальный физический мир. Если я у вас взял телефон, то у меня стало на один телефон больше, а у вас — меньше. Если я прочитал ваш журнал, то у вас от этого меньше не стало. Бывают ситуации, когда у вас может стать больше, если вы зарабатываете на рекламе. Поэтому авторское право — это некое соглашение о правилах распределения доходов между различными участниками процесса от создания идеи продукта до его распространения. Концепция права на интеллектуальную собственность возникла немногим более века назад и не очень хорошо согласуется с нынешними реалиями. Но самое главное, что с соглашением должен кто-то согласиться, а в последнее время авторское право превратилось в диктат, когда правообладатели диктуют свои условия, а потребители не готовы эти условия принять. То есть они не хотят покупать продукт по такой высокой цене. В Украине правообладатели пытаются использовать силу местных законов, но все равно никто не будет покупать легальный контент из-за высокой стоимости. Потому что у населения таких денег нет.

Но правообладатели теряют доходы с развитием интернета. Что им делать для спасения бизнеса?

— Устанавливать адекватные цены на цифровую продукцию, искать другие модели получения доходов, к примеру, от показа рекламы и т. д. Другое дело, если пользователь уже приучен к бесплатному продукту, тогда назад дороги нет.

Почему антипиратские действия властей различных стран мира встретили жесткое сопротивление пользователей?

— Рано или поздно все пользователи превращаются в избирателей. А избиратели испокон веков хотят хлеба и зрелищ. Когда у них начинают забирать зрелища, они вспоминают, что они избиратели. В США пытались принять антипиратские законы SOPA и PIPA, а после забастовок пользователей и интернет-ресурсов конгрессмены начали публично заявлять, что не участвовали в их написании. Власть понимает, что если она сегодня закроет популярный сайт, то завтра ее могут не выбрать.

Фото Светланы Скрябиной

Вы здесь:
вверх