логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Вопреки законам экономики Владимир ЗОЛОТОРЕВ - «Контракты» №11 Март 2013г.

Если суть предпринимательства состоит в поиске низкой цены, то почему же тогда растут цены в Украине?


Врач, когда он оказывается в роли больного, отмечает у себя все стадии болезни и с интересом замечает разные нюансы и детали. Экономисту-теоретику также любопытно наблюдать за собственным потреблением, вернее, за его неуклонным сокращением. Могу совершенно точно сказать: цены растут, причем растут почти все потребительские цены. Конечно, есть рынки, где они фактически падают (например, такси), но это происходит за счет ухудшения качества.

Ни для кого не секрет, что шопинг в Милане теперь дешевле шопинга в Киеве и что цены на товары первой необходимости в Украине приближаются к ценам дорогих стран Европы при значительно худшем качестве. Почему так происходит?

Давайте поговорим о цене

Что такое цена? В привычном для нас виде цена — это количество денег, на которые продавец предлагает обменять свой товар. Почему покупатель совершает обмен? Потому, что он предпочитает этот товар другим, его личная шкала предпочтений говорит ему, что данный товар — это лучшее, что он может получить здесь за эти деньги. Что это за шкала и откуда она берется? Разумеется, это не некий список, это просто предпочтения, существующие сугубо индивидуально у каждого из нас в данное время в данном месте. Существуют они по той же причине, по которой вообще существует экономика и человеческая деятельность, а именно — по причине редкости нужных нам благ. Цена существует не сама по себе, а только как часть некой системы цен. Собственно работа предпринимателя и состоит в том, чтобы ориентируясь на существующие цены, предложить такую организацию производственного процесса, чтобы публика предпочла его товар другим товарам. При прочих равных, конкуренция всегда идет за более низкую цену.

На самом деле мало кто понимает это. В представлении наших людей цены определяются издержками «плюс надбавка», которая и составляет прибыль. В реальности же все обстоит наоборот: допустимые издержки определяются ценами конечного продукта, вся экономическая цепочка строится от конечного потребления. Предприниматели начинают действовать тогда, когда, зная потребительские цены, понимают, что смогут предложить более низкую цену и оставить еще что-то себе на чай.

В природе нет «товара вообще» и нет совершенно нового товара. Мобильная связь появилась только потому, что существовала телефонная связь и сериал Star Тrek, герои которого еще в 1960-х годах пользовались «коммуникаторами», и их дизайн затем воспроизвела Motorola. Персональные компьютеры появились тогда, когда пользование стационарным компом стало довольно доступным, до радио, телеграфа и телефона существовали семафоры и пневмопочта и т. д. Весь наш прогресс — это и есть фактически все более низкая цена, поиск и нахождение предпринимателями таких способов использования редких ресурсов, которые делают вещи все более доступными.

Дешевая жизнь будет в той стране, где правительство не суетится

Даже такие любимые в постсоветских странах НИОКР и прочие чудеса бананотехнологий, которые якобы существуют в экономическом вакууме и добываются там учеными из мирового эфира на государственные деньги, на самом деле есть тоже часть поиска низкой цены, то есть такой ситуации, когда публика согласится предпочесть некое благо другим благам. Например, та же услуга мобильной связи до некоторого момента была просто недоступной (можно сказать, цена стремилась к бесконечности), затем появилась Motorola, стоившая $4 тыс., что уже значительно меньше бесконечности. Эта цена означает, что, скажем, за $15 тыс. публика еще была не согласна предпочесть благо мобильной связи другим благам. Ну а теперь простой сотовый телефон стоит $20.

Если суть предпринимательства состоит в поиске низкой цены, то почему же тогда растут цены в Украине? Думаю, правильно было бы сформулировать вопрос по-другому. Что мешает украинским предпринимателям снижать цены? Разумеется, законы природы не обойдешь, и конкуренция все равно идет за более низкую цену. Какие факторы снижают этот эффект?

Регулятор или маньяк?

Факт активного регулирования государством нашей экономики не нуждается в доказательстве. Регулирование же самым прямым образом влияет на процесс поиска низкой цены. В данном случае акцент нужно сделать на словах: «процесс поиска». Предприниматель всегда ищет новые способы производства, новых поставщиков, другие формы организации и т. д. Регулирование наносит удар именно в этот процесс. Оно разрушает установившиеся связи, постоянно меняя условия деятельности тех или иных предприятий.

Украинское регулирование отличается маниакальной активностью, что приводит экономику в состояние хаоса. Бизнесмен в таких условиях резко сокращает свои временные горизонты ввиду непредсказуемости окружающей среды, и его задача сводится к простому выживанию.

Есть у нашего регулирования еще одна особенность. Экономика, как известно, является набором цепочек производства, состоящих из наборов этапов. Товар, который покупает потребитель, проходит до него огромное количество стадий, представленных независимыми предприятиями, приобретающими товары друг у друга. Но на каждой из этих стадий используются так называемые первичные факторы производства (поэтому они и называются первичными) — труд, земля и капитал. Украинское государство особенно любит наносить удары по этим первичным факторам, то есть один такой удар может разрушить всю сложившуюся цепочку и сразу же поднять цену конечного продукта.

Протекционизм

Такой вид регулирования, как протекционизм, — это фактически прямой приказ жителям данной страны покупать отдельные товары по более высоким ценам. В протекционизме нет никакого экономического смысла: еще Давид Рикардо сформулировал закон образования связей, по которому, даже если одна страна производит все продукты лучше, чем другая, все равно торговля между ними приносит прибыль, так как позволяет каждой стороне сосредоточиться на том, что у нее получается лучше всего.

Идея протекционизма направлена непосредственно на рост цен, то есть против разделения труда, одного из главных эффектов, делающих товары более дешевыми. Протекционизм, доведенный до логического конца, — это ситуация, когда каждый делает все товары непосредственно у себя дома, ничего не покупая и не продавая.

Социальные цены

Другим популярным видом регулирования являются так называемые социальные цены, которые государство устанавливает по политическим мотивам, делая, как ему кажется, отдельные товары и услуги «более доступными». В наших условиях к таковым относятся, например, цены на услуги ЖКХ и хлеб. Их воздействие двояко. Во-первых, думаю, не нужно объяснять, что мы все равно платим полную цену за социальный продукт. Государство не производит никаких ценностей, оно использует в своих социальных ценах ресурсы, отобранные у нас же. Это сходит ему с рук потому, что мы способны идентифицировать низкую цену социального продукта, но никто не знает, как точно идентифицировать изъятие благ государством, оно происходит незаметно.

Украинское регулирование отличается маниакальной активностью, что приводит экономику в состояние хаоса

Ситуация уплаты налогов далеко не полностью описывает процесс изъятия — изымается гораздо больше. Если разобраться, то выяснится, что мы не просто компенсируем социальные цены, но и в итоге еще и значительно переплачиваем. Во-вторых, социальные цены очень усложняют конкуренцию. Обычный предприниматель, использующий в своей деятельности реальные ресурсы по реальной цене, при прочих равных не может конкурировать с аналогичным социальным продуктом, демпинговые цены на который субсидирует государство.

В результате общество расходует ресурсов больше, чем если бы цены не регулировались, поскольку реальные издержки производства социальных продуктов никак не регулируются механизмом конкуренции. Кроме того, нет никаких экономических механизмов, которые бы сами собой исправляли это положение. Оно будет существовать до тех пор, пока у государства будет возможность изымать из общества достаточно благ для финансирования социальных цен.

Политические риски

Наиболее очевидным фактором, мешающим рынку работать нормально, является политический. Это постоянный риск подвергнуться рейдерству, нападению проверяющих органов, угроза собственности и жизни предпринимателей. Конкурентная борьба часто понимается у нас в буквальном смысле как борьба не за деньги потребителей, а борьба с конкурирующим предприятием.

На ценообразование это влияет множеством разных способов. Во-первых, процесс поиска низких цен не может идти нормально, если победители и проигравшие в конкуренции устанавливаются политическим путем. Во-вторых, часто возникает эффект монополии, получившей, как во времена меркантилизма, монаршью привилегию, когда конкуренты просто не допускаются на рынок. В-третьих, возникает все тот же эффект снижения сроков планирования, получения быстрой и высокой прибыли за короткий срок. В-четвертых, предприниматели не развиваются. В нашей стране немало довольно успешных бизнесменов, которые не дают никакой рекламы. Они воспринимают ее как риск, как источник неприятностей. «Мы не хотим светиться», — говорят они. Отечественный предприниматель воспринимает бизнес как источник риска. Пытаясь диверсифицировать риски, он для безопасности рулит по десять бизнесов, не сосредотачиваясь на каком-то одном. Однако только постоянное «расширение и углубление» какого-то одного бизнеса позволяет снижать цену.

Инфляция

В «нормальной» экономике не может быть ситуации, когда бы цены росли на все сразу. Скажем, если в результате объективных причин выросли цены на какие-то товары, от потребления которых трудно отказаться в среднесрочной перспективе (например, на бензин), то это означает, что сократится потребление других товаров, люди будут экономить, чтобы получить более важный товар. Когда цены растут на все сразу, это означает, что правительство печатает деньги.

Инфляция не только перераспределяет блага в пользу первых получателей новых денег, она еще и замедляет и искажает процессы самоочистки и регулирования экономики. Убыточные бизнесы продолжают работать, так как благодаря инфляции у них существует видимость прибыли. Экономический пейзаж представляет собой набор ни к чему не способных, но шевелящих конечностями зомби. Они потребляют ресурсы, которые в другом случае были бы использованы эффективно.

Фактор инфляции — самый главный в нашей теме. Если бы каким-то чудом наше правительство потеряло все возможности к производству и займу денег, то через год у нас была бы революция, а через десять — Гонконг с Сингапуром.

Дешевизна жизни не зависит от политического строя, демократии, автократии и т. п., она не зависит от привычек потребления и даже от культуры. Дешевая жизнь будет в той стране, где правительство не суетится, то есть там, где предприниматели длительное время работают спокойно и могут прогнозировать свою деятельность.

Вы здесь:
вверх