логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Спамить ради свободы Наталья МЕЛЕЩУК - «Контракты» №12 Март 2013г.

Блокирование — не единственный конек «Свободы», они еще заборы могут ломать, и «на швейной машинке...»


Вице-спикер парламента, представитель ВО «Свобода» Руслан Кошулинский рассказал Контрактам о том, что: ВО «Свобода» будет информировать сторонников об акциях с помощью смс и личных писем; мэр Киева — это потенциальный кандидат в президенты, и им может стать даже Олег Тягнибок; на следующих парламентских выборах существенно изменится типаж кандидата в депутаты.

«Народное восстание», объявленное оппозицией, ваши оппоненты подняли на смех: дескать, что это за восстание, которое имеет дату начала и конца и проходит по расписанию, с перерывом на сессионные недели. Можете пояснить цель этой акции?

— Сейчас уникальный период жизни, когда ломается стереотип парламентаризма как такового. Создается новый тип парламентских взаимоотношений. Рада уже не будет работать так, как в прошлых каденциях. Меня лично радует, что оппозиционные силы нашли общий инструмент действий в борьбе с режимом. Для «Свободы» то, что мы делаем сейчас, вполне органично, мы всегда в таких условиях работали: встречи «глаза в глаза», максимальное количество живого общения. Сейчас к этому также приобщаются наши партнеры. Мы вместе ездим по Украине и встречаемся с людьми. Когда такое было в последний раз?

Во время выборов.

— Вот! Единственное время, когда политики появляются перед избирателями, — это предвыборная кампания. А народ — наш работодатель. Мы должны с ним общаться постоянно. Как по мне, нынешнее время чем-то похоже на «послепомаранчевый» период: после падения доверия к политикам до самой нижней точки оно понемногу возвращается. Возможно, я романтический прагматик. Но чувствую, что эти шаги правильны. Более того, могу вам гарантировать, что уже на следующих парламентских выборах изменится типаж кандидата в депутаты. Уже сегодня тем, у кого есть крупный бизнес, невыгодно идти в Раду. Они очень серьезно тратятся на кампанию. А зайдя в парламент, должны оставить свой бизнес в стороне, так как согласно изменениям в регламент каждый должен голосовать за себя. Более того: за отношение к бизнесу их могут лишить мандата (последний пример — «подсолнечный» король Андрей Веревский, которого лишили мандата за совместительство с коммерческой деятельностью. — Прим. ред.). Так зачем им это?

Олег Тягнибок говорил, что на акции «Народное восстание» будут собирать сведения о людях, которые туда придут. Что дальше будете делать с этими данными?

— Мы очень корректно просим людей оставить хоть какие-то свои контакты, если они хотят, чтобы их в будущем информировали о таких акциях. Это может быть телефон, e-mail, адрес в Twitter, Facebook. Это нужно, если, например, у нас не будет выхода на центральное телевидение. Или власть, как сейчас, будет фальсифицировать сообщения о наших акциях.

Десяткам тысяч людей, которых вы встретите по всей Украине, будете присылать СМС?

— Будем информировать наиболее удобным для них способом. Будь то СМС или письмо, которое занесет почтальон.

Люди готовы оставлять свои данные?

Нынешнее время чем-то похоже на «послепомаранчевый» период

— Акция только началась, увидим. Но если раньше боялись, так как не видели сопротивления Партии регионов, то эта кампания показала, что сопротивление есть, и есть надежда, что ПР уже не будет давящим катком. Вспомните, в 2007 году БЮТ и НУ-НС вместе имели 228 голосов в ВР. В результате они были меньшинством. Партия регионов их силой выгоняла, они выходили в кулуары, плакали, говорили, что ничего не могут сделать.

Сейчас ситуация приблизительно такая же. Только теперь вы в меньшинстве, но пытаетесь ставить ультиматумы Партии регионов. Это справедливо?

— Расскажу вам байку. Два деда едут в автобусе. Один спрашивает: «Ты за кого будешь голосовать?» Второй отвечает: «За экономистов, так как экономику надо поднимать, они знают как». Первый говорит: «Слушай, я столько лет за экономистов голосовал, на этот раз уже не буду, ты видишь, до какого состояния они экономику довели?»

Давайте выйдем на улицу и спросим, довольны ли люди тем законодательным фоном, который был в VI созыве. Они вам расскажут и о новом Уголовном кодексе, и о Налоговом — о тех вещах, которые не дают государству и человеку качественно жить.

Да, эту Раду не в чем упрекнуть, она вообще ничего не принимает три месяца.

— Но мы хотим работать честно! Вы же не будете покупать краденое или есть краденые продукты. Я лично лучше поголодаю, чем есть краденое. У нас была та же ситуация: неправомерно принятые законы путем неперсонального голосования. Это украденное право избирателя.

Ваше требование — персональное голосование — большинство удовлетворило. Но вы заблокировали парламент во второй раз из-за несогласия с лишением мандата Сергея Власенко. Вы всегда будете использовать блокирование как метод борьбы?

— Никто не ставил себе цель — прийти в парламент и блокировать его.

Но это стало вашим коньком...

— Нет, это не единственный наш конек, мы еще и заборы можем ломать, и «на швейной машинке можем» (смеется). У нас есть перечень законопроектов, которые мы можем обсуждать уже сейчас. Так что неправильно говорить, что мы ничего не делаем. Наша работа должна быть публичной, не подчиненной Банковой. Проблема с Власенко тоже этого касается. Мы говорим депутатам от большинства: честно работайте, не устраивайте политической жандармерии, не фальсифицируйте решения. А они действуют по принципу: если не нравится этот человек, так как он защитник оппонента, то я его буду уничтожать.

Будет ли «Свобода» выдвигать собственного кандидата в мэры Киева?

— Убеждены, что только единый оппозиционный кандидат победит представителя власти. Формула избрания этого кандидата, по нашему мнению, должна выглядеть следующим образом. Учитывая то, что Кличко уже дважды баллотировался, был депутатом Киеврады, он должен иметь право первым выдвинуть свою кандидатуру. Если он отказывается, думаю, что, согласно рейтингам, второму надо дать возможность определиться Арсению Яценюку, учитывая то, что должность столичного мэра может быть хорошим трамплином для следующей президентской избирательной кампании.

Некоторые эксперты, наоборот, считают, что работа мэром вредна для рейтинга: власть не даст оппозиционному мэру денег на Киев....

— Ну, тогда вообще не надо идти во власть, если не веришь, что сможешь что-то сделать, например, выбить деньги. Нужно возродить доверие киевлян к городскому голове.

Возвращаюсь к предыдущему вопросу: если Арсений Яценюк откажется от должности, третьим должен иметь право голоса Олег Тягнибок. То есть первый круг — это право на выдвижение в мэры самих политических лидеров. Если никто из первого круга не захочет баллотироваться, запускаем второй круг, каждый из лидеров поочередно выдвигает своего представителя.

Единым кандидатом в мэры может стать Тягнибок?

— Ну, если Кличко и Яценюк откажутся, то мы предложим Тягнибока. Если пойдем по второму кругу, и никто из лидеров не захочет выдвигать своего представителя, то от нас будет Андрей Ильенко как мажоритарный депутат по Киеву.

Зачем Арсений Яценюк насильно пытался выпихнуть Виталия Кличко в мэры?

— Черчилль говорил, что единственная вещь, которая хуже союзников, — это их отсутствие. Поэтому я позволю себе не ответить на ваш вопрос. Мы разные: по идеологии, по инструментарию политической борьбы, но сегодня мы союзники, мы партнеры перед лицом неприятеля — власти. Есть китайская стратагема ведения войны, которая называется: «Два персика убивают трех воинов». Лейтмотив таков: есть три воина, с которыми император ничего не может сделать. Чтобы их одолеть, он дарит им два персика со словами: «Пусть персики возьмет тот, кто считает себя лучшим». Один взял со словами: «Я же такой выдающийся». Второй взял, сказав, что тоже много побед одержал. А третий возмутился: «Неужели я меньше вас одержал побед?» Тогда первые два поняли, что сделали ошибку, и наложили на себя руки. Третий, видя это, тоже кончает с собой. В результате император побеждает. Эту технологию власть будет применять сейчас против нас, говоря, что из вас кто-то лучший, чтобы разбить монолитность союзнических войск. Мы должны устоять.

Александра Кужель после посещения Тимошенко заявила о том, что Юлия Владимировна посоветовала выдвинуть единым кандидатом на президентских выборах Арсения Яценюка. Вас не зацепило такое заявление от партнеров по оппозиции?

— Нет, не зацепило. Мы ведь понимаем, в каком информационном пространстве находится Тимошенко и как сейчас манипулируют информационными потоками. А что если Янукович вообще во второй тур не выйдет, учитывая то, куда катится государство? А что если общего кандидата просто снимут с выборов? Мы сегодня говорим о стратегической задаче: подойти общим фронтом. А там уже между собой разберемся. Главное, чтобы оппозиционные силы были едины во втором туре. Не нужно предполагать — нужно просто делать свое. Моя любимая сказка — о Котигорошко. Если бы Котигорошко только предполагал, одолеет он змея или не одолеет... Вместо этого он хорошо подготовился, взял булаву, трижды подбросил, дважды она сломалась о колено, на третий раз все было хорошо. Он подготовился, взял качественное оружие, пришел к змею и одолел его. Так и «Свобода»: приходит и делает свое дело.

Как вам работается в президиуме ВР с двумя вашими идеологическими оппонентами — регионалом Рыбаком и коммунистом Калетником? На каком языке они с вами общаются?

— Во время совещаний общаемся исключительно на украинском. Рыбак всегда говорит: я понимаю, что около меня Кошулинский сидит, так что я должен говорить на украинском (улыбается).

Это вы его вымуштровали?

— Вы знаете, Рыбак из украиноязычной семьи, и он разговаривал на украинском. Он даже знает, что такое «обценьки». Что касается идеологии, я остаюсь собой. Независимо от того, одет ли я в стиле casual, или в галстуке.

После избрания в Раду вы переехали в Киев из Львова. Как обустроились?

— Я живу в гостинице «Украина». Рядом со мной — мои коллеги Олег Махницкий и Андрей Тягнибок, так совпало. Олег Панькевич, Александр Сыч — на другой стороне этажа.

Вместе вечером собираетесь, смотрите футбол?

— Нет. Времени нет. Да и пива я не пью (смеется). А вообще я воспринимаю Киев как командировку и не могу сказать, что столицу я принял в сердце. После Львова тяжело привыкнуть к другому городу.

Вы здесь:
вверх