логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Плюшевое дело Юлианна КОВАЛЕВСКАЯ - «Контракты» №18-19 Май 2013г.

Как мягкие игрушки превратить в твердый заработок


История №1: мишки — это наше все

«Если у вас вдруг плохое настроение, приходите к нам», — говорит Елена Кравченко, владелица «Київського ведмедика». Она убеждена, что магазин с плюшевыми игрушками может так же дарить радость и душевное тепло, как и уютное кафе. «У нас все радуются, ведь мы не мишек продаем, а атмосферу». Сейчас это бизнес с месячным оборотом в 100 тыс. грн, но когда-то все начиналось с любви к мягким косолапым.

Дорогие игрушки

Еще четыре года назад магазинчики с авторскими изделиями были преимущественно андеграундные. «Київський ведмедик» стал первым магазином исключительно hand made товаров, который смог открыться в центре города как официальный магазин. Стартовый капитал — одолженные Еленой $10 тыс., которые пошли на ремонт, декор и аренду. «Мы работаем с мастерами на условиях реализации. В 2009-м во время открытия мы знали четырех мастеров, а через год с нами сотрудничали более двухсот», — рассказывает предпринимательница.

Досье

 

Елена Кравченко

Киевлянка, 37 лет

Образование: преподаватель математики

Призвание: организовывать душевное пространство

Ее дело: магазин игрушек «Київський ведмедик»

Но идея открыть свой магазин уже была результатом Лениных поисков «косолапого» дела. «Сейчас я понимаю, что мое призвание — не игрушки шить, а создавать особую атмосферу, организовывать душевное пространство. Но тогда казалось, что я хорошо разбираюсь в мишках, и я решила стать «медвежьим» модельером — сама создавала образы для игрушек и искренне верила, что медведи — это наше все. Сделав первого мишку-украинца в джинсиках и вышиванке, себестоимость которого была около 80 грн, я стала предлагать его владельцам сувенирных магазинов в центре Киева. И была шокирована, когда за него ставили цену 250 грн. Это же плюшевая игрушка, она не может стоить так дорого! Меня коробит, когда люди накручивают на мою работу 200%. Пусть нефть так продают, но не человеческий труд», — возмущается Елена. Открыв собственный магазин, она стала первой, кто предложил наценку в 25–30% от авторской цены. Если работа в одном экземпляре — наценка ниже, а если серийная игрушка — выше. Вот почему мастера находили ее сами. Кравченко говорит, что, открывая магазин, не преследовала цель получить прибыль, а просто хотела поддержать мастеров, сделать игрушки доступными и создать уютное место, наполненное любовью к плюшевым мишкам. И тут случился первый болезненный бизнес-урок. «В других магазинах наценки в 100–150% не изменились, но я увидела, что те же мишки иногда продаются за те же деньги, что и у нас. Некоторые авторы воспользовались нашим доверием и отдавали нам игрушку по высокой цене, а для других — почти за бесценок! Сейчас у нас дифференцированные условия контракта, и мы оставляем за собой право отказать мастеру».

Специфический рынок

Второй бизнес-урок для предпринимательницы был не менее неприятным. «Київський ведмедик» изначально взялся популяризировать авторов и не ставил свою бирку, оставляя на игрушках паспорта с именем и подписью создателя. Но за последний год бурно развились соцсети и интернет-магазины мастеров. Многие теперь заходят в магазин к Елене, разглядывают, фотографируют бирку и уходят покупать в интернете. Предпринимательница стремится донести мастерам, что без таких шоу-румов, как «Київський ведмедик», их произведения в Сети едва ли продавались. Мягкие игрушки ручной работы — специфический товар. Он вызывает эмоцию и желание приобрести, когда его держишь в руках. «В какое-то время произошел перебор, — констатирует бизнес-леди. — За эти четыре года было проведено большое количество мастер-классов, многие научились делать игрушки, цены стали неадекватны качеству. Китай со своим фабричным «хендмейдом» тоже не спит. Сейчас мастер-классов уже гораздо меньше, ведь авторы, которые сначала активно делились своими знаниями, увидели, как их ученики штампуют игрушки по их лекалам и демпингуют».

Заходите в гости

Месячный оборот «Київського ведмедика» — 100 тыс. грн

Но и «Київський ведмедик» не собирается плестись в хвосте и совсем скоро пригласит к себе угоститься кофе с пирожными. Его переформатируют, соединив магазин, кафе и выставку оригинальных художественных работ. «Мы хотим, чтобы в нашем плюшевом пространстве гости оставались дольше. У нас можно будет посмотреть фото, почитать истории известных медвежат — Тедди, Винни Пуха, олимпийского мишки. Это будет творческое место, где временами будут и лекции. Планируем сделать школу эстетического воспитания детей — что-то наподобие группы продленного дня для школьников. Им мы предложим не просто мастер-классы по изготовлению игрушек, а учебный курс по оценке прекрасного».

А еще в мечтах Елены Кравченко — сделать музей истории мишек. И чтобы туда (а не на чердак, свалку или секонд-хенд) каждый смог отправить свою игрушку. «В таком хорошем месте жили бы все медвежата, — говорит Лена. — Иногда их отдавали бы тем, кто не может купить себе игрушку, и это был бы настоящий круговорот мишек в природе».

История №2: маленькая лошадка большого мастера

«Когда я смотрю на какой-то предмет, в моей голове сразу же рождается масса вариантов, как воплотить его в другом материале, — рассказывает о своих способностях Катерина Яковенко, плюшевых дел мастер и начинающая бизнес-леди. — Я никогда не рисую выкроек. Даже когда делаю копии лошадей. Просто смотрю на фотографию и сразу мелком по ткани рисую силуэт. Вообще, кони — как люди. Это только на первый взгляд все белые лошадки одинаковые».

Плюшевые кони

Сейчас плюшевые и велюровые фигурки лошадок (назвать их игрушками язык не поворачивается) Катерины Яковенко обитают в России, Польше, Германии, Италии, Израиле, Франции и в некоторых странах Африки. При этом лошадей именно в таком исполнении в природе больше нет. Их валяют из шерсти, выпиливают из дерева, лепят из полимеров, но вот из синтепона, плюша или велюра на каркасе из медного провода — такого нет. Большая часть заказчиков мастера — украинские и российские конники. Они первыми оценили ее удивительную способность сделать точную копию коня, включая все особенности животного, нюансы сбруи, спортивной амуниции. Такие миниатюрные плюшевые статуэтки-копии заказывают на подарки участникам престижных соревнований. Впрочем, назвать их миниатюрными можно только в сравнении с оригиналом — высота такой лошадки — около 40 см. Но есть в арсенале Катерины не только копии реальных коней-спортсменов, а и фэнтези — удивительные единороги, белоснежные пегасы с перьями.

Досье

 

Катерина Яковенко

Киевлянка, 31 год

Образование: неоконченное высшее

Призвание и дело: создание и продажа плюшевых фигурок лошадок

Стоимость такого плюшевого чуда — от 800 грн и выше в зависимости от сложности. Фантастичные персонажи мастер украшает натуральными камнями, стразами Svarovski, а перья фламинго и павлинов для ее работ собирают в Николаевском и Южно-Сахалинском зоопарках. В зависимости от сложности на рождение одной лошадки уходит от 20 часов, а 30–50% ее стоимости составляют материалы.

Виски за 100 гривен

Свой бизнес-путь в hand made Яковенко начала четыре года назад в возрасте 27 лет. Говорит, что ей всегда нравились кони. В детстве играла в мушкетеров, всадников, рисовала, лепила лошадок, собирала картинки, статуэтки, а когда видела лошадку в парке, родителям приходилось чуть ли не силой уводить ее домой. Но первые уроки верховой езды Катя стала брать только в 27 лет. «Так сложилось, что у меня нет высшего образования, — рассказывает мастер. — Окончила школу с золотой медалью, но поступить в Шевченко на биофак не удалось. Проучилась один курс на менеджера модельного бизнеса у Поплавского, а дальше с учебой в «культурном» вузе не срослось — денег в семье не было. Пошла зарабатывать официанткой, продавцом, долго работала в игорном бизнесе. В какой-то момент почувствовала непреодолимое желание сшить лошадку. Купила провод для каркаса, дома был кусок коричневого велюра, все остальное тоже нашлось — благо мама портниха. Первую лошадку сделала по образу коня Виски, звезды конного театра «Скиф». Он настолько мне нравился, что я сделала его маленькую копию. Когда же моего плюшевого друга предложили продать, я даже не понимала, сколько денег просить. Отдав Виски за символические 100 грн, я стала делать лошадок и брать их с собой на работу — была продавщицей в ночном магазине на Шулявке. Туда любила заходить известная актриса театра им. Франко за бутылочкой коньяка, «что­бы ночью было не так грустно». Помню, ей очень нравились мои работы, и она купила двух лошадок в подарок Богдану Ступке. А потом я выставила фото своих работ на украинском конном форуме, и начались первые постоянные заказы». Конники заказывали плюшевые копии своих лошадей, а также друзьям их любимцев на подарки, участникам соревнований — на призы. А потом Катя придумала смешные диванные подушки в виде лошадок, диванные лошадки-игрушки для детей. Так плюшевый бизнес заскакал галопом.

В хорошие руки

Цена лошадки стартует от 800 грн

Конные форумы в Украине, России, соцсети и сарафанное радио — сейчас это все инструменты продвижения плюшевого дела Яковенко. Но о поиске новых заказов она не волнуется — лошадки говорят сами за себя. «Когда выношу фигурку на фотосессию во двор, прохожие останавливаются, расспрашивают и потом заказывают. Или еду в метро к заказчику на встречу, держа в руках огромную лошадку, народ оборачивается, некоторые берут телефон. Так я находила уже не один десяток клиентов на большие заказы, и уже сейчас их больше, чем физическая возможность все это сделать. Но помощников я не беру — не хочу никого обучать. Просто ставлю клиентов в очередь». Также у Яковенко был печальный опыт сотрудничества с одним престижным шоу-румом, куда она отдала под реализацию четыре работы. Как-то там собралась богема, и пока родители «фуршетились», их дети оседлали лошадок в прямом смысле слова. Исковерканных животных Катя забирала со слезами на глазах.

«Буду повышать цену и ориентироваться на зарубежных заказчиков. На рынках hand made в Германии, Голландии цены на самую простую безделушку стартуют от нескольких сот евро, — делится планами Яковенко. — Мне от многого пришлось отказаться, чтобы заниматься любимым делом. Если бы я была материально обеспечена, ни за что не продавала бы лошадок, а делала их на подарок друзьям и создавала свою коллекцию для выставки. Сейчас же радуюсь, когда привожу заказчику работу и вижу его умиление, восторг. Так понимаю, что отдаю мою лошадку в хорошие руки».

Вы здесь:
вверх