логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Оборотень в законах Вилен ВЕРЕМКО - «Контракты» №24-25 Июнь 2013г.

Нужно ли карать заводы и фабрики по нормам Уголовного кодекса


23 мая Верховная Рада приняла в целом изменения в УК и УПК, устанавливающие уголовную ответственность для юридических лиц (законопроект № 2990). «Это последний законопроект из четырех антикоррупционных законов, необходимых для выполнения плана действий по визовой либерализации», — заявил один из авторов документа народный депутат от УДАРа Виктор Чумак. Заметим, под «компромиссным» вариантом текста свои подписи поставили депутаты всех фракций, а проголосовали за него 301 народный депутат.

В то же время закон вызывает много вопросов и нареканий у экспертов. Его положения во многом более суровы, чем того требовал Евросоюз. Они выписаны так, что могут возникать разночтения. При этом понятно, что «читаться» нормы будут, как правило, в пользу правоохранителей, а не субъектов хозяйствования. В законе много пробелов и противоречий, которые очевидно будут устраняться «практикой применения». В итоге вместо борьбы с коррупцией документ приведет лишь к обратному эффекту — усилению давления на бизнес, рейдерству и т. д. К счастью, закон вступает в силу лишь с 1 сентября 2014 года, а потому есть время если не отменить его, так хотя бы доработать. Уж очень дорого обходятся гражданам «компромиссные» решения политиков (вспомним хотя бы закон о выборах).

Что такое юрлицо-уголовник

Согласно закону, «мероприятия уголовно-правового характера» будут применяться к предприятиям, учреждениям или организациям, кроме государственных и органов местного управления, созданных ими бюджетных организаций, соцфондов и международных организаций.

Основанием для привлечения к ответственности будет совершение уполномоченным лицом «от имени и в интересах юрлица» любого из преступлений, предусмотренных рядом статей УК. В данный перечень попали легализация (отмывание) преступных денег, использование средств от продажи наркотиков и т. д., подкуп чиновников, лиц, предоставляющих публичные услуги и др. (с недавнего времени здесь наступает ответственность уже за предложение выгоды, а не только за денежную взятку). Кроме того, уголовная ответственность наступает, если уполномоченное лицо от имени юрлица совершило преступления, связанные с терроризмом. Старший партнер ЮФ «КМ Партнеры» Александр Минин отмечает, что указанный перечень статей сырой, и единство подхода не просматривается. «Пока я рассматривал бы это скорее как «пробный шар» и не искал бы исчерпывающего объяснения именно такой композиции», — говорит он. К тому же, обращает внимание, что привлекать организации за терроризм можно и согласно ст. 24 Закона «О борьбе с терроризмом». Она устанавливает ответственность организации, в том числе международной, за террористическую деятельность в виде ликвидации с конфискацией имущества. Впрочем, пока механизма признания организации террористической не было.

В чьих интересах преступление

Закон определяет, что уполномоченными лицами признаются служебные лица, а также другие, которые в соответствии с законом, учредительными документами юрлица или договором имеют право действовать от имени юрлица. По словам Александра Минина, кодекс расширил круг лиц, чьи действия могут приводить к последствиям для юрлица. Кроме служебных лиц (определенных в ч. 3 ст. 18 УК) здесь добавлены иные лица, уполномоченные действовать от имени юрлица. При этом важно, что предусмотрен исчерпывающий перечень возможностей «уполномочивания»: законом, уставом, договором. То есть «уполномочивание» должно определяться именно в каком-либо из этих документов.

Стоит обратить внимание, что закон устанавливает уголовную ответственность, только если уполномоченный человек совершил преступление «от имени» или «в интересах» юрлица. Александр Минин замечает, что, например, можно будет, как защиту, выписывать в уставе, что директор не вправе предпринимать никаких незаконных действий. «Тогда можно говорить, что это не от имени юрлица, поскольку по учредительным документам такого права директор не имеет», — говорит он. Кроме того, согласно закону преступления, совершенные в интересах юрлица, являются таковыми, если они направлены на получение им неправомерной выгоды или создание условий для получения такой выгоды, а также на уклонение от предусмотренной законом ответственности. Старший юрист ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» Вячеслав Песков считает, что в данном случае очень важным для следственных органов будет разграничить действия должностного лица в собственных интересах или интересах юридического лица. «Отсутствие в данном случае четких критериев, несомненно, вызовет на начальном этапе судебные ошибки», — говорит он.

Как будут карать

В Украине многие первоначально благие намерения на практике могут быть сведены к компанейщине или злоупотреблениям

За преступления юрлиц будут карать штрафами или ликвидацией с конфискацией имущества, если преступление связано с терроризмом (что и без того предусмотрено Законом «О борьбе с терроризмом», см. выше). «Вопрос ликвидации юрлица в данном случае требует более глобальных изменений в Гражданский и Хозяйственный кодексы Украины, а также в специальный закон о регистрации юрлиц», — замечает Вячеслав Песков. Штраф может быть от 5 тыс. до 75 тыс. необлагаемых налогом минимумов доходов граждан (85 тыс. — 1,275 млн грн). При этом сумма штрафа зависит от степени тяжести преступления, совершенного уполномоченным лицом юрлица. Суд может назначать рассрочку уплаты штрафа сроком до трех лет. Заметим, что хотя закон устанавливает определенные рамки штрафов, у суда остаются значительные возможности — дать минимум или максимум. Правоохранители могут влиять на подследственное уполномоченное лицо с целью принудить дать показания против юрлица и получить поблажки для себя. К тому же не стоит забывать о «сделке со следствием», предусмотренной новым УПК.

Чуть переборщили

У многих возникает вопрос: «Зачем устанавливать для юрлиц уголовную, а не административную ответственность, ведь речь все равно идет о штрафах?» «Целесообразность введения именно уголовной ответственности для юридических лиц вообще непонятна», — рассказывает юрист ЮФ Vox Legum Наира Агакарян. Она замечает, что авторы закона ссылались на рекомендации Группы GRECO, Спецкомитета СЕ MONEYVAL, а также на ряд международных договоров. Но эти документы не требуют установки именно уголовной ответственности для юрлиц. «Для украинского законодательства более логичным было бы введение административной ответственности, поскольку в нашем праве уголовная ответственность отличается от административной более жесткими требованиями относительно характера вины и способов ее доказывания», — считает юрист. Заметим, подобного мнения придерживаются и в Главном научно-экспертном управлении ВР. «Требования Уголовной конвенции ООН против коррупции и Уголовной конвенции о борьбе с коррупцией относительно ответственности юридических лиц в проекте не только выполнены, но и значительно перевыполнены» — сказано в их заключении.

Впрочем, Вячеслав Песков ссылается на опыт некоторых европейских стран, где все-таки существует уголовная ответственность юрлиц. Он допускает, что устанавливая именно уголовную, а не административную ответственность, законодатель рассчитывал показать повышенное внимание к проблемам борьбы с терроризмом, отмыванием денег и пр. «Другое дело, что правоприменительная практика показывает, что в Украине многие первоначально благие намерения могут быть сведены к компанейщине или злоупотреблениям», — замечает юрист. В то же время Александр Минин советует не воспринимать этот вопрос очень критично. Но объясняет, чем именно на практике уголовная ответственность будет отличаться от административной. Так, механизм применения ответственности будет определяться по правилам УПК, а не по административным. «Например, могут использоваться как доказательства данные прослушки, что было бы невозможно, если оставаться в рамках административной процедуры. И это также возможность в итоге ликвидировать юрлицо», — объясняет эксперт.

Кто ответит за это

Старший партнер АГ «Солодко и Партнеры» Евгений Солодко замечает, что идея введения уголовной ответственности для юрлиц рассматривалась еще в 1993–1997 годах. Но она не была поддержана ни представителями науки, ни юристами-практиками, ни законодателями. А в Главном научно-экспертном управлении ВР считают, что идея выглядит искусственной, поскольку действующим законодательством уже установлено большое количество финсанкций для юрлиц в случае нарушения ими законодательства. К примеру, в налоговом, таможенном, антимонопольном законодательстве и т. п. Искажение принципов права в законе приводит к противоречиям его норм Конституции и Уголовному кодексу (УК). В частности, нарушен принцип личной ответственности. Ведь за действия физлица, согласно данному закону, отвечает юрлицо. «Предложенный в законопроекте подход полностью противоречит принципам уголовного права Украины, — говорит Евгений Солодко. — Законопроект предлагает применять к юридическому лицу меры уголовно-правового характера за совершение преступления физлицом. При этом наличия и тем более доказательства вины юридического лица не требуется».

Эксперты ВР отмечают также, что закон приведет к массовому ограничению прав и свобод ни в чем не повинных людей. Юрлицу придется платить штрафы, их имущество может быть арестовано, конфисковано, а предприятие вообще может быть ликвидировано. При этом пострадавшими могут оказаться не только миноритарные акционеры, но и простые работники, которым не выплатят зарплату (она ушла на штрафы), а то и придется искать новую работу (в случае ликвидации). Непонятно, что делать кредиторам «предприятия-террориста», у которого государство конфискует все имущество, независимо, было ли оно в залоге и пр. Более того, по словам Наиры Агакарян, в законе отсутствует реальный механизм защиты юридического лица. В нем есть только норма о наличии права у представителя юридического лица на пользование правовой помощью. «Из этого следует, что само юридическое лицо права на защиту фактически не имеет. Это является нарушением одного из основных принципов уголовного производства — обеспечение права на защиту», — говорит юрист.

Инвестиций не будет

Вячеслав Песков отмечает, что принятие данного законопроекта вызывает необходимость коренного изменения общей части УК с целью поиска гармоничной формы существования юридического лица в составе субъектов преступления, и в части учения о преступлении, и в части учения о наказании. «Юридическое сообщество стоит на пороге глобального изменения мировоззрения в этой части, и потому в ближайшем будущем нам стоит ожидать дальнейших изменений в данной области», — считает он.

А в выводе Главного научно-экспертного управления ВР отмечается, что предложенные законопроектом новации в существующих условиях (с учетом уровня правосознания и уровня коррумпированности общества и госаппарата) могут дать новый импульс явлениям, которые негативно влияют на экономику. Евгений Солодко замечает, что принятие проекта значительно увеличит возможности несправедливого применения к юридическим лицам жестких правовых санкций, создаст угрозы произвола ограничения статутной деятельности юридических лиц, откроет новые возможности для проявлений коррупции, создаст негативное влияние на экономическую активность. «Применение уголовной активности к юридическим лицам гарантированно приведет к снижению инвестиционной привлекательности экономики Украины», — полагает юрист.

Вы здесь:
вверх