логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Агробизнес под ключ Елена КОЛОНТАЙ - «Контракты» №24-25 Июнь 2013г.

О перспективах и рисках аграрного бизнеса в Украине


Председатель наблюдательного совета группы компаний АМАКО Виталий Скоцик рассказал Контрактам о том, что: отечественное сельское хозяйство уже превратилось в агробизнес; нужно отменить требование о 60% украинских комплектующих; заказчик с 20% бюджета вполне может реализовать свой проект.

Вашу компанию можно смело назвать первопроходцем на украинском аграрном рынке. Что изменилось за прошедшие 20 лет?

— В 1992 году, когда мы только начинали работать, говорить о цивилизованном бизнесе было крайне сложно. Но мы верили, что рано или поздно рынки бывшего СССР станут ключевыми в обеспечении продуктами питания всей планеты, украинский аграрный рынок будет высокотехнологичным и эффективным. Поэтому мы сосредоточились на тех направлениях, которые обещают максимальную отдачу в долгосрочной перспективе, краткосрочная была нам неинтересна. Однако на тот момент, а это было почти сразу после развала Советского Союза, основными нашими покупателями были колхозы и совхозы с их старой экономической формацией. Мы знали, что рано или поздно встанет вопрос частной собственности на землю, и тогда уже нашим клиентом будет не страна в виде государственных институций, а именно частная собственность. Но это произошло только в 2000 году.

Но земля так и не стала предметом отчуждения, ее до сих пор нельзя продавать и закладывать.

— Да, сегодня мы работаем на основе частной собственности на землю, но на очень интересных условиях. Такое сегодня в мире встречается редко. Есть право собственности на землю, но ее нельзя продать или сдать в аренду коммерческому банку в залог кредита. Увы, пока это особенность украинского аграрного бизнеса. Когда-то мы сравнивали Украину с Аргентиной и были уверены, что иного пути, кроме как переход земли в частную собственность, не будет, и она станет товаром, но этого до сих пор не произошло.

Нужно создать все условия для тех, кто усиливает наше аграрное производство

Все же на смену сельскому хозяйству сегодня пришел аграрный бизнес.

— Да, это очень важное изменение. В первой десятке рейтинга самых богатых украинцев Forbes трое связаны с аграрным бизнесом. Для кого-то он составляет 100% деятельности и капитала, для кого-то — лишь 20%. Выросла роль сельского хозяйства в экономике Украины. В структуре ВВП оно уже составляет 20%. Скажем, в Бельгии — это 1,5%, во Франции — 3%, в России — лишь 6,5%. Даже в сравнении с металлургией и химическим производством, конкурентоспособность которых на мировых рынках падает с каждым годом, украинское аграрное производство только растет и завоевывает новые позиции.

Почему вы начали именно с поставок импортной сельскохозяйственной техники?

— Мы посчитали, что сельхозтехника — первый и основной компонент, который нужен аграриям, чтобы сделать качественный шаг вперед. Но не просто техника, а техника лучших мировых брендов. Представьте себе рынок, который никогда не видел автомобиль Mercedes или BMW. Таким он был в 1996 году, когда мы привезли сюда первую технику JOHN DEERE. Тогда наши первые контракты были на государственном уровне. При этом потребитель, как конечный, так и государство, были к этому морально не готовы, приходилось убеждать правительство, что за счет таких аграрных технологий можно существенно увеличить производство. Тогда все заграничное считалось буржуйским, мол, зачем это нам, ведь у нас есть свое, отечественное. Пока мы 70 лет доказывали всему миру, что наше — лучше, мы на самом деле существенно отстали. И это касается не только сельхозмашиностроения.

И так был брошен вызов отечественному машиностроению?

— Да, ведь мы говорим не о сельском хозяйстве, а об аграрном бизнесе, в котором вертятся огромные деньги, предприниматели ставят перед собой конкретную задачу — зарабатывать, а значит, должны использовать эффективную технику: надежную, высокопроизводительную, экономичную при эксплуатации и с низкими затратами на обслуживание. Конечно, сравнивая сегодня технику мировых лидирующих брендов с техникой местного производства, нельзя сказать, что абсолютно все отечественное не соответствует мировому уровню агротехнологий. Но главная проблема наших производителей — отсутствие канала дистрибуции. Для отечественного производителя не проблема сделать хорошую технику, проблема построить каналы сбыта, высококачественную дистрибуцию, систему качественного обслуживания. Для этого нужны серьезные капиталовложения. Поскольку позволить себе такое могут немногие производители, возникает классическая ситуация, когда хорошая модель техники впоследствии продается известным мировым производителям. Правда, порой бывает так, что украинцы еще долго поставляют некоторые комплектующие на заграничный завод, где собирают эту технику.

То есть выход вы видите в совместных предприятиях?

— Сегодня в Украине, к сожалению, надежных и серьезных поставщиков не так много, поэтому организовать полноценное производство у нас невозможно. Зато можно наладить сбор техники. В мировой практике страны, которые хотят привлечь к себе иностранных производителей, создают для них различные преференции. И сегодня украинский рынок сельскохозяйственной техники интересен всем иностранным премиум-производителям.

Но почему же они не спешат приходить к нам с реальными долгосрочными проектами?

— Необходимо создать для них действительно выгодные условия. Первое — это система налогообложения. Да, в новом Налоговом кодексе Украины есть ряд преференций для компаний, которые придут в нашу страну и будут производить технику здесь. Но их недостаточно. Нужен еще и финансовый инструмент, стимулирующий собственное производство, сборку техники и т. д. Кроме того, есть еще один большой барьер: чтобы техника была признана собранной в Украине, она на 60% должна состоять из украинских комплектующих, а это маловероятно. Чтобы привлечь в страну мировых производителей, кроме налоговых преференций, нужно изменить или отменить на первое время требование о 60% комплектующих, и тогда такую технику государство сможет запускать в реализацию через системы Украгролизинга. Все это совершенно несложно, логично и прагматично. Внедрив такие изменения, в Украине можно за короткие сроки наладить не формальное производство, а фактическое. Но для этого нужна политическая воля государства, а пока есть только лобби со стороны отечественных производителей сельскохозяйственной техники.

В то же время надо быть реалистами: отечественному производителю легче быть поставщиком компонентов и комплектующих иностранному производителю на территории Украины, чем самому конкурировать с известными мировыми брендами. Они ушли далеко вперед, ведь 3% от своих годовых продаж направляют на разработку инноваций, а это $7–10 млрд. С одной стороны, мне как патриоту обидно, и хотелось бы, чтобы у нас были свои производители, свои бренды. Но с экономической точки зрения страна должна выбирать то, в чем конкурентна, а это — аграрное производство, но, к сожалению, не сельскохозяйственное машиностроение. Нужно создать все условия для тех, кто усиливает наше аграрное производство.

Сейчас компания АМАКО — это больше, чем продажа техники. Расскажите о том, как вы развивали и по какой схеме сейчас ведете аграрные проекты.

— Техника — одна из составляющих современных агротехнологий, но ее недостаточно для высокой эффективности проекта. Поэтому появилась необходимость в создании мест, где можно приобрести все для аграрного производства. За эти годы мы убедились, что эффективная реализация полностью зависит от качества производства. Но если крупный производитель сам может без проблем реализовать свою продукцию, то для меньшего, чтобы выйти на экспортные рынки, нужна консолидация с другими. Мы и выполняем такую консолидирующую функцию. У нас есть департамент трейдинга, но он не работает по принципам классической трейдинговой компании. Это скорее помощник партнерам-аграриям по реализации их продукции за хорошую цену. Со временем мы также пришли к финансовому брокериджу. Например, есть заказчик, у которого только 20% бюджета проекта. Финансовый департамент АМАКО ищет недостающие средства, находит финансового партнера, разрабатывает бюджет, график денежного потока. Это может быть коммерческий банк, лизинговая компания или частный инвестор. Классическая схема: мы разрабатываем аграрный проект, ведем его два-три года, а потом он работает самостоятельно, принося хорошую финансовую отдачу бизнесменам, вложившим деньги в аграрное производство. За последние пять лет мы сделали очень много таких успешных проектов под ключ.

Досье

 

Компания АМАКО является структурной единицей крупного международного бизнеса — AIA Group of companies. Группа имеет несколько направлений деятельности: добыча нефти и газа, производство оборудования для добычи нефти, сельскохозяйственной техники, бумаги, дистрибуция тяжелых и средних автомобилей, металлургический бизнес. Показательно, что AIA Group of companies начиналась с аграрного направления; в последующие годы группа больше склонялась к нефтяному бизнесу, к производству смазочных материалов, но в течение последних трех лет вновь возвращается к аграрным приоритетам.

В зоне ответственности АМАКО находится вся территория бывшего СССР и ряд стран Северной Африки (Тунис, Марокко). Также компания активно участвует в определенных бизнес-проектах в Ираке, Ливии, Сирии и Судане. По сельскохозяйственному направлению АМАКО является мощнейшей бизнес-единицей в группе: если группа начинает где-либо в мире аграрные проекты, то АМАКО становится основным их исполнителем. Офисы компании расположены по всей территории бывшего СССР и, кроме того, в США, Великобритании, Швейцарии и Китае.

Вы здесь:
вверх