логин:    пароль: Регистрация
Вы здесь:
  
Продолжения не будет Наталья МЕЛЕЩУК - «Контракты» №48-49 Декабрь 2013г.

Почему оппозиция потеряла шанс


За час «до»

«А сюдою можна пройти?» — растерянно спрашивала жена революционера Юрия Луценко, народный депутат Ирина Луценко, у журналистов, столпившихся возле «своего» входа в здание под куполом. Вход в Верховную Раду для депутатов — через другой подъезд — в день голосования за отставку Кабмина был «на всякий случай» закрыт. Те, кто посмелее, пробирались на работу через митингующих. Кто потрусливее — через подземные переходы, идущие от комитетов ВР на улице Садовой.

Все прилегающие к Грушевского улицы были заблокированы автобусами и машинами ГАИ. После кровавых событий на Майдане и возле Администрации президента беркутовцы пытались обелить свою репутацию, заигрывая с журналистами. «Привет, малышки», — выкрикнул один из бойцов корреспондентке Контрактов, которая вместе с коллегой пробиралась на заседание в Раду. «А вы нас бить будете?» — грустно спросила коллега, окидывая взглядом непроходимую стену из нескольких сотен бойцов. «Нет, что вы, как можно!» — продолжали вежливо кокетничать амбалы в камуфляже и касках. Им можно было поверить, если бы за день до того в больнице по их вине не оказалось несколько десятков фотографов и журналистов.

На Банковой, возле Кабмина расположился митинг противников власти. От метро «Крещатик» туда подтягивались люди с бутербродами и другим провиантом. «Я сьогодні більше взяв, має хватить на тебе, Іру і Василя», — докладывал один из революционеров своей супутнице о содержимом пакета с надписью Boss. «Сьогодні буде «або пан, або пропав», — слышалось в толпе.

Журналисты — наученные горьким опытом предыдущих дней революции — натянули каски и яркие жилетки и стали похожи на ремонтников или строителей. Вот-вот должно было произойти то, ради чего миллионы людей по всей Украине мерзли, срывали голос и просто держали кулаки — перезагрузка власти. Ну, или хотя бы ее части — в повестке дня ВР стоял вопрос об отставке правительства Азарова.

Справа от центрального входа в Верховную Раду расположился альтернативный митинг сторонников ПР. Когда Контракты подходили к входу, из динамиков звучали строки из песни группы «Любэ»: «И на рассвете вперед уходит рота солдат…». Под нее грелись и разминались беркутовцы. «Они (оппозиционеры. — Прим. ред.) такие злые, потому что недолюбленные, — слышался знакомый голос регионалки Елены Бондаренко со сцены. — Подойдите, обнимите их, поцелуйте», — призывала она.

В чистосердечные призывы Бондаренко митингующие, очевидно, не поверили — уже после заседания депутат обнаружила на своей машине следы от пневматических пуль.

В надежде на чудо

В Раде было нелюдно. Помощников народных депутатов в здание под куполом не пустили — очевидно, чтобы не создавать толпу. Спикер Рыбак, дабы подколоть оппозицию, начал устную перекличку, как в школе: «Кличко есть? Яценюк? Арьев?..». Но, к его сожалению, почти все оппозиционеры успели вовремя добежать с митинга на работу.

В кулуарах депутат из «Батькивщины» Александра Кужель в красках пересказывала журналистам, как во время потасовок на Банковой пострадали ее коллеги: «Порошенко как стоял, так и упал, они ногами начали бить, ножами резали… А Люду Денисову так толкнули, что она назад упала!». В конце своей речи депутат заключила: «Если Верховная Рада не примет решение об отставке правительства, дальше решение будет принимать улица», — уверяла Кужель.

И хотя оппозиция при полной явке могла дать максимум 170 голосов, инициаторы отставки не скрывали, что рассчитывают на поддержку сознательной части регионалов. Ведь накануне фракция ПР начала сыпаться: о своем выходе объявили Инна Богословская, Давид Жвания и еще несколько депутатов. По слухам, последовать их примеру в начале сессионной недели должны были еще несколько регионалов, несогласных с отклонением власти от евроинтеграционного курса.

Но планам оппозиции не суждено было сбыться. Спикер Рыбак озвучил заявление о выходе лишь двух выше упомянутых депутатов. После этого стало понятно: за ночь что-то произошло, и массового исхода регионалов пока не будет. Но все же оппозиционеры в кулуарах продолжали храбриться, взывая то к совести коммунистов, то к здравому смыслу коллег.

Ближе к 12 часам дня в Раду подтянулся Азаров с министрами. По процедуре, он должен был оправдываться перед тем, как Рада примет решение, отправлять его в отставку или нет. О чем он говорил — сложно было разобрать, так как он докладывал на русском, а свободовцы все его выступление, как заведенные, кричали: «У-кра­їн­ська».

Перед самим голосованием лидер КПУ Петр Симоненко (как всегда, изображая из себя оппозиционера, но при этом — подыгрывая власти) заявил, что коммунисты не поддерживают действия правительства, но за оппозиционное постановление голосовать не будут, так как в нем есть неприемлемое для них слово «евроинтеграция». При этом, по его словам, у коммунистов есть свой проект постановления об отставке правительства, за который они готовы проголосовать всем составом. Яценюк ухватился за его идею и предложил проголосовать за коммунистический проект. Но спикер Рыбак сделал вид, что «не услышал», и поставил на голосование документ, разработанный оппозицией.

Это провал

«За принятие резолюции недоверия правительству за основу и в целом прошу народных депутатов голосовать», — пытался перекричать депутатов косноязычный Рыбак. На несколько секунд все замерли, и даже спикер, казалось, затаил дыхание. «За» — 186, решение не принято», — с облегчением выдохнул он.

Лицо Азарова, сидящего в правительственной ложе, перекосилось в довольной улыбке, он помахал депутатам, министры радостно аплодировали.

«Ну, я же говорил, оппозиция — идиоты!» — в кулуарах возмущался Тарас Чорновил. — Они только подтвердили легитимность правительства этим голосованием!».

Вице-спикер, представитель ВО «Свобода» Руслан Кошулинский — один из тех, кто остался отдуваться в кулуарах за нерезультативное голосование по отставке. Главный вопрос, который интересовал всех: «Зачем было педалировать вопрос отставки правительства, если нет голосов?». Кошулинский виновато улыбался, утверждая, что еще вчера голоса были, ссылаясь на якобы собиравшихся покинуть фракцию регионалов.

«Просто я на одном эфире оговорился, что есть голоса. И за ночь руководство ПР так поработало со своими депутатами, так ломали всех, что они поменяли свое мнение», — оправдывался Кошулинский.

«Ни с кем переговоры не велись! Даже с нами, внефракционными, никто на эту тему не говорил, — парировал экс-бютовец Сергей Мищенко. — В ПР действительно было несколько десятков депутатов, готовых выйти, но их нужно было дожать, пока они были еще «тепленькие», в выходные. Но наши лидеры оппозиции — они же гордые, они не пошли на это. Я считаю, что решение провалено из-за гордыни Яценюка».

По мнению Мищенко, шанс расправиться с властью упущен безвозвратно. Согласно регламенту, вернуться к вопросу отставки правительства можно будет только на следующей сессии, которая начнется в феврале. А до того столько воды утечет…

А в это время где-то в Монако…

«Нужно признать: пока что массового исхода весомых регионалов из ПР не произошло, — пояснял Контрактам экс-нардеп-регионал Тарас Чорновил. — Выход Богословской и Жвании непоказательный, они и так были «ассоциированными» членами ПР».

По мнению Чорновила, массовый исход депутатов из ПР возможен в том случае, если от президента отвернутся главные спонсоры партии — олигархи.

«Сейчас Ахметов, Тарута и другие, условно говоря, где-то в Монако или в Женеве обсуждают, в каком направлении двигаться дальше. Янукович стал для них обузой. Его решение об отказе от евроинтеграции, принятое под давлением Путина, которым он возмутил всю страну и поставил на порог революции, — это признак того, что дальше так продолжаться не может. И сейчас мы увидим, сохранили ли те, кого мы называем олигархами, самостоятельность в принятии решений», — говорит Чорновил.

В случае если олигархи все-таки решили «сдать» президента, возможен его импичмент. Но не руками оппозиции, а руками тех же регионалов, которые избавятся от преданных лично Януковичу Ефремова, Чечетова и т. д. и возьмут инициативу в свои руки, утверждает экс-нардеп.

Перелом, о котором говорит Чорновил и другие эксперты, может произойти в любой момент. Но сейчас все зависло в воздухе. И поэтому призыв объявить президенту импичмент — это такое же голословное заявление оппозиции, как и заявление отправить правительство в отставку. Для его реализации нет голосов. Точнее, для его реализации нужно всего несколько голосов. И они должны послышаться откуда-то сверху.

Вы здесь:
вверх